maksim_kot: (Default)
Век Латинской Америки
Савин Леонид
http://communitarian.ru/publikacii/latamerica/vek_latinskoy_ameriki_25032013/


Геополитические изменения, происходящие в Западной полушарии, направлены на создание нового многополярного мироустройства

СБУДЕТСЯ ЛИ МЕЧТА СИМОНА БОЛИВАРА?

В 2009 году на саммите Америк в Тринидаде и Тобаго Уго Чавес подарил Бараку Обаме книгу Эдуардо Галеано «Вскрытые вены Латинской Америки». Описываемые в ней события, похоже, навсегда остались в прошлом: бригады смерти, подготовленные ЦРУ, и организация наркотрафика из стран Андского кокаинового треугольника, кредиты Всемирного банка и Международного валютного фонда, разрушающие традиционные устои и втягивающие страны в долговую систему, рудименты неоимпериалистической политики, такие как война Аргентины и Британии в 1982 году за Мальвинские (Фолклендские) острова, а также постоянные перевороты, организуемые военной элитой, и резня гражданского населения. В последние годы Латинская Америка изменилась до неузнаваемости. В результате глобального кризиса на континенте активизировались общественные движения, политики заговорили о необходимости региональных интеграционных процессов.
Различные латино американские профсоюзы, безземельные крестьяне Бразилии, шахтеры Чили и Аргентины, индейцы Боливии и Эквадора, неосапатисты Мексики объединили усилия в борьбе за свои интересы. Бывший рабочий металлург и профсоюзный активист Лула стал президентом Бразилии, еще один профсоюзный лидер и этнический индеец Эво Моралес возглавил Боливию, в Никарагуа к власти вернулись сандинисты. С 2001 года в Латинской Америке стали проводиться всемирные социальные форумы, и континент постепенно превратился в центр антиглобалистского движения.


«ЗАДНИЙ ДВОР» США ИЛИ NUESTRA AMERICA
Долгое время Латинская Америка находилась на периферии мировых процессов. Ее называли "задним двором" США, и Вашингтон не стеснялся вмешиваться во внутренние дела соседних стран, которые согласно доктрине Монро входили в сферу его интересов. Да, формально это были суверенные государства, но окончательно освободиться от внешнего влияния им не удавалось. И только в последние годы мечта Симона Боливара, Франциско Миранды, Хосе Марти и других латиноамериканских борцов за независимость начала воплощаться в жизнь.

Провал экономических программ структурного регулирования, инициированных Всемирным банком в 90-е годы, окончательно развеял миф о нео либеральном чуде, что привело к так называемому "левому повороту" в Южной и Центральной Америке. Неспособность правых режимов справиться с системным кризисом позволила прийти к власти левым популистам, таким как Уго Чавес, Мануэль Селайя, Рафаэль Корреа и Эво Моралес. Конечно, их действия не вписывались в логику классического социализма, который ассоциируется с учением Маркса и советским строем. Неслучайно публицист Хайнц Дитрих назвал курс венесуэльского каудильо Уго Чавеса "социализмом XXI века". Новые лидеры не только отвергают капиталистические устои и борются с неоимпериализмом, но и пересматривают отношение к догматам политики, возрождают местные обычаи и культуру (индихенизм), выступают за экологическое сознание и многополярное мироустройство.
Большое значение для них имеет культурная идентичность. И в этом смысле очень показательно, что латиноамериканские политологи все чаще используют выражение Nuestra America (Наша Америка) вместо привычной Латинской Америки. Этот термин, кстати, впервые ввел в оборот премьер-министр Наполеона III Шевалье, который пытался доказать, что целью французской интервенции является защита интересов католиков-латинян. Сегодня в ходу также термин "Ибероамерика", который подчеркивает историческую связь стран континента с Испанией и Португалией.

В нулевые годы в Латинской Америке стала популярна теория экорегионализма. Боливия, например, подвергла резкой критике проект западных стран по введению налога на выбросы вредного производства, заявив, что сами они в свое время нещадно эксплуатировали природные ресурсы, а теперь, перейдя к более продвинутым и высокотехнологичным типам производства, хотят переложить бремя ответственности на государства третьего мира. Отказ от капитализма (боливийская концепция Sumak kawsay, биоплюрализм), опора на традиционные ценности, признание многообразия (многонациональные государства и автономии), контргегемонистская риторика, курс на самоопределение и деколонизацию —все это отличительные черты латиноамериканского интеграционного проекта. Его идеологи пытаются учитывать опыт европейских народов. Следует признать, что ибероамериканцы имеют значительные преимущества —это и общий язык (хотя в Бразилии говорят на португальском, он является близким родственником испанского), и общая религия, и история национально-освободительной борьбы против европейских метрополий. Латиноамериканская интеграция имеет несколько уровней и связана с различными инициативами. Прежде всего, это Unasur, Mercosur и ALBA.

БЛОК ФИДЕЛЯ И УГО
Боливарианский альянс для народов Нашей Америки (исп. Alianza Bolivariana para los Pueblos de Nuestra America, сокращенно ALBA) является скорее идеологическим блоком и был создан в 2004 году по инициативе Фиделя Кастро и Уго Чавеса. Можно догадаться, что альянс включает в себя государства социалистической ориентации, хотя его цель — кооперация и интенсификация торговых связей. В состав ALBA входят восемь стран: Боливия, Венесуэла, Куба, Эквадор, Никарагуа, Доминика, Антигуа и Барбуда, Сент-Винсент и Гренадины. Среди приглашенных членов альянса есть и государства из других регионов, такие, например, как Сирия и Иран.
В апреле 2009 года на саммите стран —участниц Боливарианского альянса было принято решение о введении условной валюты для взаиморасчетов под названием "сукре". Как виртуальное средство платежа она существует с 1 января 2010 года. В том же году была осуществлена первая транзакция. Планировалось сделать сукре реальной валютой не только для членов альянса, но и для других государств региона, превратить ее в альтернативу американскому доллару. В связи с этим отметим несколько немаловажных фактов. В июне 2009 года, после того как президент Гондураса Мануэль Селайя принял решение о присоединении к альянсу, военные организовали в стране государственный переворот. А в октябре 2010 года в ходе беспорядков в городе Кито произошло покушение на переизбранного на второй срок президента Эквадора Рафаэля Корреа, который считается автором идеи единого банка и общей для стран ALBA денежной системы (как показало расследование, офицеры полиции, которые участвовали в заговоре, проходили обучение в специальном центре в США).
Летом 2012 года был отстранен от власти президент Парагвая Луго Фернандо, который являлся ставленником левых сил. "Вынести ему импичмент было несложно, —отмечает аргентинский геополитик Карлос Перейра-Меле, - ведь это решение поддержали в Вашингтоне. К тому же в Парагвае чрезвычайно сильны правые традиции (более сорока лет в стране правил диктатор Альфредо Стресснер, не скрывавший своих симпатий к немецким нацистам). Теперь парагвайская олигархия, вероятнее всего, исключит эту страну, которая считается сердцем Южной Америки, из интеграционных процессов на континенте". Более того, Парагвай может стать главной опорой США в регионе, особенно учитывая тот факт, что здесь находится крупная американская база "Марискаль Эстигаррибиа". Для входящей в блок ALBA Боливии это означает геостратегическое окружение в духе операции "Кольца Анаконды". Ведь в соседнем Перу Соединенные Штаты также имеют военные базы, а в Чили существует мощная сеть олигархов, связанных с Вашингтоном.

Правда, несмотря на все препятствия, создаваемые США, государства, входящие в блок ALBA, достигли определенных успехов. Среди совместных крупных проектов необходимо отметить общий банк, занимающийся вопросами финансов, всеобщее образование, развитие транспортной инфраструктуры, учреждение культурного фонда ALBA и Университета туризма. Страны ALBA распределили функции по отраслевым направлениям, а крупные национальные проекты связали с механизмами интеграции и созданием таких условий, которые гарантировали бы невозможность контроля со стороны транснациональных корпораций. Например, Куба курирует кампании всеобщего образования, энергетическую безопасность, латиноамериканскую школу медицины, включая коммунитарную и превентивную медицину, строительство поселений, а также телекоммуникации.

UNASUR: ЕДИНАЯ ВАЛЮТА, КОЛЛЕКТИВНАЯ ОБОРОНА
Если лидерами блока ALBA считаются Куба и Венесуэла, в проекте Мercosur (исп. Mercado Comun del Sur, Южноамериканский общий рынок) ключевую роль играют Аргентина и Бразилия. Именно эти государства в 1985 году подписали программу экономической интеграции и сотрудничества, которая заложила основы регионального объединения, делающего упор на торговлю. В него также входят Венесуэла, Уругвай и Парагвай (членство последнего приостановлено в июне 2012 года до апреля 2013 года). На данный момент Мercosur представляет собой огромное пространство от Огненной земли до Карибского бассейна площадью 12,8 млн кв. км с населением 275 млн человек. О потенциале объединения можно судить по тому, что на его территории находится две трети мировых запасов пресной воды и осуществляется 20% мировой добычи нефти.
C 2004 года Мercosur и Андское сообщество (первоначально в него входили Боливия, Колумбия, Перу, Чили (вышло в 1976 году) и Эквадор; Венесуэла состояла в организации с 1973 по 2011 год) вели переговоры о создании нового объединения Unasur (Union de Naciones Suramericanas, Союз южноамериканских наций). Организация была учреждена 9 декабря 2004 года на саммите 12 латиноамериканских государств в перуанском городе Куско. Идеи, заложенные в Андской группе, — выработка единой экономической политики, координация осуществляемых проектов и гармонизация законодательства — распространились на всю Южную Америку.
В мае 2012 года на III Энергетическом совете Unasur в Каракасе было подписано соглашение, гарантирующее защиту региональных ресурсов и предусматривающее интеграцию в области энергетики. Был принят план строительства 30 инфраструктурных объектов, который включал в себя сооружение на территории Южной Америки трех транспортных коридоров, соединяющих Тихий и Атлантический океаны.

Что касается финансовой политики, страны, входящие в Unasur, договорились о введении общей валюты сукре, знакомой нам по Боливарианскому альянсу. (Этот пример демонстрирует взаимозависимость рассматриваемых интеграционных проектов). Союз южноамериканских наций пытается проводить и единую внешнюю политику: государства Unasur сообща отстаивают интересы одного из членов организации. Так было, например, в случае с Аргентиной, которая ведет спор с Великобританией о суверенитете над Мальвинскими островами. Чили, Венесуэла, Боливия и другие страны объединения в 2012 году внесли в Комитет ООН по деколонизации вопрос о "возвращении островов Буэнос-Айресу". А Эквадор заручился поддержкой Unasur в деле Джулиана Ассанжа.
Лидеры Unasur стремятся создать и механизмы коллективной обороны. На внеочередном саммите организации, состоявшемся в Бразилии в декабре 2008 года, был учрежден Южноамериканский совет по обороне — совещательный и координационный орган, задачей которого является анализ и устранение возможных угроз в регионе. В Латинской Америке сохраняются нерешенные территориальные проблемы. При этом здесь сосредоточены огромные ресурсы: местные тропические леса, например, отличаются наибольшим в мире биоразнообразием. Кроме того, к 2025 году регион будет производить 40% всего продовольствия на Земле, и учитывая мрачные прогнозы по поводу доступа к еде и воде, общая оборонная политика становится для латиноамериканских стран жизненно важным вопросом.

Еще один интеграционный проект — CELAC (Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна). Эта региональная политическая и экономическая организация была создана 17 апреля 2007 года в ходе первой встречи по энергетической интеграции глав Аргентины, Боливии, Бразилии, Венесуэлы, Гайаны, Колумбии, Парагвая, Перу, Суринама, Уругвая, Чили и Эквадора на венесуэльском острове Маргарита. CELAC, безусловно, является противовесом вашингтонскому проекту Организации Американских государств. Более того, одной из главных целей союза является противодействие региональной политике США. И неслучайно ныне покойный венесуэльский президент Уго Чавес был для лидеров сообщества символической фигурой.
С другой стороны, в отличие от ALBA в CELAC намеренно избегают идеологизации, пытаясь выработать консолидированную позицию по большинству вопросов. Выступая в Каракасе в декабре 2011 года, президент Уругвая Пепе Мухика призвал своих коллег отказаться от догматизма. "Вы можете придерживаться любых взглядов, — заявил он, — правых, левых, центристских, каких угодно". В сообщество входят аргентинские синдикалисты, бразильские сторонники широкой федерализации и идеологи социализма XXI столетия. К CELAC присоединилась даже Мексика, которая всегда была в стороне от интеграционных процессов в Латинской Америке, являясь членом NAFTA (Североамериканское соглашение о свободной торговле). Это указывает на зонтичный характер организации, которая тем не менее считается на данный момент самым мощным интеграционным инструментом в регионе.

НА БЛАГО ОБЩЕСТВА
Взлет Латинской Америки — это уже не абстрактное понятие. Страны континента лидируют во многих отраслях мирового хозяйства. Бразильская фирма Vale занимает первое место среди экспортеров железной руды, чилийская Codelco является самой большой компанией в мире, специализирующейся на добыче медной руды, а мексиканская Cemex вышла на третье место среди производителей цемента. В нефтегазовой отрасли будущее также за Латинской Америкой. Бразильская Petrobras и венесуэльская PDSVA уверенно набирают обороты, чему способствуют огромные залежи углеводородов в этих странах. Боливия имеет газовые резервы и запасы редких металлов — танталит, аметрин, олово, цинк, вольфрам. По данным журнала Fortune за 2012 год, 126 из 500 крупнейших мировых компаний находятся в Латинской Америке (в 2005 году здесь их было всего 47).
Весьма успешна и социальная политика латиноамериканских стран. Исследователи отмечают, что за последние десять лет количество бедных людей в регионе уменьшилось на 20%. Только в одной Бразилии за это время более 50 млн человек стали причислять себя к среднему классу. Эксперты уверяют, что в Латинской Америке нашли более эффективные механизмы борьбы с кризисом, чем в Соединенных Штатах и ЕС. Например, местные транснациональные компании вопреки логике неолиберализма начали брать на себя часть ответственности за принятие стратегических решений, работать на благо общества, а не узкой группы директоров, инвесторов и управляющих.

Среди конкретных примеров — мексиканская компания Bimbo, которая отказывалась увольнять сотрудников даже в период кризиса и ввела различные стимулы для укрепления их лояльности. Бразильская косметическая фирма Natura Cosmeticos имеет сеть прямых продаж, в которой работают более миллиона консультантов (в основном женщин) по всей Южной Америке. Соблюдение этических и экологических норм — главный принцип Natura. По схожему пути пошли основатели сети ресторанов в Перу Astrid & Gaston. Презентуя "новую перуанскую кухню", компания расширила свое присутствие за пределы континента —ее рестораны есть в Мехико, Панаме и даже в Мадриде. При этом Astrid & Gaston поддерживает местных сельхозпроизводителей, использует только традиционные ингредиенты и вкладывает деньги в социальные молодежные программы. Компания занимается также популяризацией андской кухни, рассказывая о традициях древней перуанской культуры (Перу —родина картофеля, и здесь выращивается около 10 тыс. сортов этого растения).
Латиноамериканские банки запустили программы помощи бедным или открыли службы, ставшие доступными неимущим слоям населения, такие как Bolsa Familia, Fome Zero в Бразилии и Oportunidades в Мексике. Бразильский Banco Itau-Unibanco запустил ряд образовательных проектов, в том числе программу Raizes e Asas (≪Корни и крылья≫), цель которой поощрение одаренных студентов (каждому из них банк обязуется выделить 12 тыс. долларов). В Мексике компания Enova создала «Сеть обучения и образования», построив более 42 небольших учебных центров для малообеспеченных общин.

БРАЗИЛИЯ — «ПЕРВАЯ СРЕДИ РАВНЫХ»?
Фернандо Энрике Кардосо, начавший экономические и социальные реформы в Бразилии, Лула да Сильва и Дилма Русеф вывели страну на лидерские позиции. Эксперты Совета по международным отношениям, который считается одним из самых влиятельных аналитических центров в США, в июле 2011 года предсказали, что Бразилия уже через пять лет будет пятой экономикой в мире и получит постоянное место в Совете Безопасности ООН. Бразилия экспортирует более 50 тыс. баррелей в день биотоплива этанол и является в этой области главным конкурентом США. Активно развиваются китайско-бразильские отношения. Правда, около 80% бразильского экспорта в Китай составляют базовые товары и сырье (соя, масло, железная руда), а более 90% импорта из Китая приходится на промышленные товары. Китай также остается основным инвестором в Бразилию (горнодобывающий и нефтяной сектор, транспорт, энергетика).

В 2014 году в Бразилии пройдет чемпионат мира по футболу, а в 2016-м — Олимпийские игры, что опять же подразумевает значительные инвестиции в инфраструктуру, безопасность и здравоохранение. Бразильские чиновники работают над проектом Educacao para Todos («Образование для всех»), цель которого увеличить бюджетные расходы на образование до 7% ВВП к 2015 году (на данный момент этот показатель составляет 5,2%. Для примера: в США он равен 5,5%; в России — 4,8%, а к 2015 году его у нас обещают сократить до 3,8%). Бразилия участвует в блоке БРИКС и IBSA (Индия —Бразилия — Южная Африка) и использует «мягкую силу» в отношениях со странами португалоязычного мира. Ощущается бразильское присутствие в Африке — в Мозамбике, Сенегале, Мали и Гане это латиноамериканское государство координирует программы продовольственной безопасности. На Черном континенте реализуются также проекты «Юг — Юг» и «Тропикализмо», которые делают упор на общую идентичность. На международной арене активно действует и Аргентина, входящая в блок VISTA (Вьетнам, Индонезия, Южная Африка, Турция, Аргентина). Как и БРИКС, этот акроним был предложен западными аналитиками, объединившими государства нового поколения, которые способны обеспечить политическую стабильность, высокие темпы роста и благоприятные условия для расширения торговли. Правда, сейчас Аргентина переживает не лучшие времена. Кредитная политика привела к снижению зарплат и росту налогов, что негативно сказалось на социальной ситуации в стране.

РОССИЙСКИЕ ИНТЕРЕСЫ
Теперь следует задаться вопросом: зачем России консолидация Латинской Америки? Неужели нам недостаточно эквадорских бананов, кубинских пляжей и сигар с ромом да прибыли от продажи вооружений в такие страны, как Венесуэла? Как заявил как-то директор Института Латинской Америки РАН Владимир Давыдов, «страны региона, как правило, связывают с Россией большие надежды, но Россия, к сожалению, эти надежды не оправдывает. Прежде всего, латиноамериканцы хотят, чтобы Россия занимала серьезные позиции на мировой арене и являлась противовесом односторонней политике США».

И речь идет не о политических пристрастиях, ведь о распаде Советского Союза в Латинской Америке жалели не только левые, но и правые политики — у стран континента просто уменьшились возможности для внешнеполитического маневра. И потому нынешнее укрепление России латиноамериканцы воспринимают как явление позитивное.

В энергетическом секторе сотрудничество идет полным ходом. С Аргентиной подписано соглашение в области атомной энергетики. «Газпром» работает в Боливии, Эквадоре и Венесуэле. На родине Чавеса также присутствуют «Лукойл», ТНК-BP, «Газпром-нефть» и «Роснефть», которая заключила недавно контракт на разработку нефтеносных месторождений в бассейне реки Ориноко.

Для России представляют интерес технологии и инфраструктурные проекты бразильских компаний, ну и, разумеется, сельхозпродукция, которая всегда входила в ключевые экспортные позиции южноамериканских стран (по крайней мере, есть выбор — покупать «ножки Буша», выращенные с применением генно-модифицированных организмов, или переориентироваться на бразильско-аргентинскую курятину).
В отличие от высокомерных англосаксов, которые создали в Соединенных Штатах «плавильный котел», латиноамериканцы открыты и восприимчивы к другим культурам. И безвизовый режим, существующий у нас со многими странами континента, поможет убедиться в этом на личном опыте. Нас сближает чувство солидарности, желание оказать помощь своему ближнему. И если в основе европейской цивилизации лежит эллинский девиз «Быстрее. Выше. Сильнее», культ успеха и предпринимательства, Латинская Америка является примером иного мировоззрения. Индейская боливийская традиция «не лги и не укради» или слоган сапатистов-революционеров из Мексики «будь с тем, кто ниже, слабее, медленнее» нам гораздо ближе и понятнее, чем западные оды конкуренции и эгоизму. Да и католическая «теология освобождения», критикующая буржуазный образ жизни и осужденная Ватиканом, в контексте православной культуры будет посимпатичнее, чем подозрительный проект экуменизма.

И конечно же, латиноамериканский опыт интеграции, позволивший выработать механизмы противодействия внешним силам, будет очень полезен российским политикам, которые всерьез думают о том, как реализовать на практике идею Евразийского союза.
maksim_kot: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] varjag_2007 в В Боливии покончат с капитализмом в лице Coca-Cola и McDonald’s
Власти Боливии решили, что с 21 декабря в стране будет запрещена продукция компании Coca-Cola и McDonald’s. Всемирно известная сеть фастуфудов в Боливии существует 14 лет, и за это время так и не смогла завоевать любовь населения. Боливийцы не сумели привыкнуть к набору продуктов, предложенных сетью. Что касается Coca-Cola, то исследования показали слишком высокое содержание вредных компонентов в напитке, заявил президент Боливии Эво Моралес.
"Coca-Cola содержит множество вредных веществ, которые вызывают частые случаи инфаркта, инсульта и рака. Кроме того, этот напиток чужд боливийской культуре. Лучше заменить ее на наш традиционный абрикосовый морс", –– заметил он.
Выбор даты приостановки работы американских корпораций выбран властями не случайно –– именно 21 декабря 2012 года заканчивается календарь майя. По словам министра иностранных дел Боливии Давида Чокенхуанка, эта дата ознаменует конец эры капитализма.
"Решение будет осуществляться в соответствии с календарем индейцев майя, а также станет частью празднеств в честь начала культурной жизни. 21 декабря –– это конец эгоизма, разделения. 21 декабря должно стать концом Coca-Cola. Планеты выравниваются после 26 тыс. лет –– это конец капитализма и начало коммунитаризма", –– заявил он.
В Боливии уже два года выпускается газированная вода, приготовленная на основе листьев коки. Она называется Coca Colla (с двумя l). Этикетки боливийского и американского напитков очень похожи. После закрытия McDonald's Боливия станет второй страной в Латинской Америке, где не будет ресторанов быстрого питания этой сети: сейчас их нет только на Кубе.
Источник

Профиль

maksim_kot: (Default)
maksim_kot

April 2017

M T W T F S S
      1 2
3 4 56789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Тэги

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 13:42
Powered by Dreamwidth Studios