maksim_kot: (kot-wikileaks)
После презентации книги ждал и  дождался фрагментов сего опуса.
Речь об ""Русские Латвии на изломе веков. От заката СССР до кризиса Евросоюза" — новая книга лидеров "Русского союза Латвии" — труд, на самом деле, фундаментальный." В ИМХО-клубе даны фрагментики этого труда. Мало было нести всякую чушь на страницах интеренет-изданий, появилась острая необходимость литературно самовыразиться.
Далее я буду коментить данные фрагменты книги:
https://imhoclub.lv/admuploads/image/matpics/img_11068_1491096090.jpg
Мирослав Митрофанов 
Политик, депутат 7-го и 9-го Сеймов
От советского застоя до культа личности Ушакова
30 лет истории. Фрагменты из книги
Русскiя правдЪа про жiсть )

maksim_kot: (кот-аналитег-в-тапки)

https://sputniknewslv.com/images/427/03/4270372.jpgТатьяна Жданок и Мирослав Митрофанов написали книгу, которая еще до появления в продаже вызвала бурную реакцию среди латышских политиков и национальных СМИ

РИГА, 26 мар — Sputnik, Евгений Лешковский. "Русские Латвии на изломе веков. От заката СССР до кризиса Евросоюза" — новая книга лидеров "Русского союза Латвии" — труд, на самом деле, фундаментальный. Более чем серьезное издание: 430 страниц, твердая обложка, ламинированная бумага, масса иллюстраций, на которых картина русского движения в нашей стране представлена действительно ярко — с конца 1980-х по день сегодняшний.
Но главное — содержание книги, и оно впечатляет: кто вдруг подзабыл, что происходило с "русскими в Латвии" за последние лет тридцать, — вспомнят и задумаются.
На презентации книги в зале гостиницы "Моника" собрались представители практически всех русских национальных организаций, участвовавших в движении. И чему удивляться: книга еще не появилась в магазинах, а уже вызвала бурную реакцию со стороны латышских политиков и журналистов.

Татьяна Жданок и Мирослав Митрофанов на презентации своей книги Русские Латвии на изломе веков
© Sputnik / Sergey Melkonov
Татьяна Жданок и Мирослав Митрофанов на презентации своей книги "Русские Латвии на изломе веков"

"Такая реакция понятна и логична, ведь, с точки зрения латышского официоза, все политические процессы в русской среде Латвии за последние четверть века сводятся к "выполнению заданий Москвы". А мы в книге говорим совсем о другом — о самодостаточности русского движения Латвии, о том, как мы сами решали проблемы, возникшие на нашей земле. А теперь в Латвии очень много тех, кому не нужно, чтобы об этом лишний раз напоминали", — говорит Sputnik Татьяна Жданок.

Read more... )
maksim_kot: (kot-wikileaks)
Галина Сапожникова ЭстонияЖурналист

Чувствую себя немного Довлатовым

Вы делаете мне биографию, господа…
  
Как операция по аресту моих книг в литовском издательстве «Политика» выглядела в реальности, я не знаю.
Могу только предположить, довольствуясь крохами информации — с мужественным издателем Повиласом Масюленисом, который отважился не только опубликовать мой текст, но и написал предисловие — мы не знакомы.
А звонить ему сейчас по телефону — все равно что подвести человека под приговор: контакты с персоной, официально признанной опасной для литовской государственности (то есть со мной — Г.С.) в нынешней Литве явно будут иметь последствия.
Буквально только что покинул свой пост вице-спикер сейма Миндаугас Бастис — службы безопасности обвинили его в связях с российскими бизнесменами и журналистами…

Справка ИМХОклуба




Книгу «Кто кого предал. Как убивали СССР и что стало с теми, кто пытался его спасти» «золотое перо» «Комсомолки», лауреат многих престижных премий Галина Сапожникова готовила четыре года.

400-страничный труд — живое документальное свидетельство событий начала 90-х, когда Литва первой из советских республик превратилась в полигон для «цветных революций», вышла и в России в Издательском доме «Комсомольская правда».

Первая презентация прошла в парламенте Италии, где о преступлениях в Прибалтике сначала узнал западный читатель.

Презентация в России прошла при большом скоплении российских и иностранных журналистов и героев книги. В их числе — бывший командир группы «Альфа» Михаил Головатов и лидер ЛДПР Владимир Жириновский — мало кто знает, что именно он помогал трудоустроить вильнюсских омоновцев, которым после распада СССР под разными предлогами все другие отказывали.


Подробнее здесь: http://imhoclub.lv/ru/material/glavnaja_ugroza_litvi

Итак: 8 марта 2017 года сотрудники издательства «Политика» по старой советской привычке чествовали женщин.
И тут в здание ворвались 11 (!) человек в штатском. Провели обыск. Вынесли остатки книг, компьютеры и компрометирующие документы. Работа издательства была парализована. Все в шоке.
А вот я почему-то нет! Я, скорее, в шоке пребывала предыдущие две недели, когда узнала, что книга «Кто кого предал», посвященная расследованию событий вокруг вильнюсской телебашни в январе 1991 года и переведенная на литовский язык, свободно продавалась в тамошних книжных магазинах.
Неужели, думала я, в Литву наконец пришли свобода слова и демократия? А теперь даже вздохнула с облегчением: ничего не изменилось… Надо полагать, следует ждать публичного сожжения моих книг на площади Гедиминаса.
Что ж, это не ново. Хотя возможны варианты: одного из героев книги вильнюсского историка Валерия Иванова, три года отсидевшего в литовской тюрьме за убеждения и написавшего об этом книгу, после презентации ее в Москве засунули в кутузку еще на один год! И это не сказки.


Книга Валерия Иванова «Литовская тюрьма» — о том, как
он сидел в условиях победившей «литовской демократии».


Так что перспективы у меня не радужные. Сейчас литовская прокуратура проводит «доследственные действия» в отношении «писателя из РФ», который «не является гражданином Литовской Республики и не проживает на территории Литвы».
Звучит, конечно, лестно… Что же мне, интересно, инкриминируют? Грубое попрание пункта 2 статьи 170 Уголовного Кодекса Литовской Республики, речь в которой идет об «отрицании оккупации и советской агрессии».
«Светит» за это два года лишения свободы или штраф в размере 3000 евро. Видимо, в отсутствие иных финансовых поступлений Литовская Республика таким оригинальным образом решила пополнить свой бюджет.
Можно усовершенствовать процесс и поставить его на поток — спрашивать, к примеру, прямо на границе: отрицает турист оккупацию или нет? — и автоматом под угрозой ареста списывать с банковской карты по три тысячи евро.
Еще вариант: можно просто сэкономить на «досудебном расследовании». Не надо его проводить! Черным по белому пишу: Я. Отрицаю. Факт. Советской агрессии. В январе 1991 года. И советскую «оккупацию» Литвы тоже, чтоб два раза не сидеть.
Хорошая такая «оккупация», при которой население страны увеличилось на миллион! И «агрессия», в ходе которой погибло 14 человек — тоже какая-то не совсем «агрессия». Нацист Брейвик ОДИН уложил 77 человек. Одиночка-террорист в новогоднюю ночь в Стамбуле порешил 39. А тут: десантники, мотострелковая дивизия, в состав которой входили танки, спецназ КГБ «Альфа», конвойные войска — и всего 14 несчастных погибших, в телах которых нашли целую коллекцию пуль — от ППШ и винтовок Мосина образца 1891 года до автоматов Калашникова…
Что поражает во всей этой истории с моей книгой — так это беспросветная литовская трусость.
Книга «Кто кого предал» живет своей жизнью уже скоро год — со стороны Литовской Республики не прозвучало ни одного опровержения приведенных там фактов! Только окрики, которые в приличном европейском обществе смотрятся карикатурно — то Литва письмо в парламент Италии направит, то миланскому книжному магазину пригрозит…
Теперь вот следующая глупость — арест тиража только что напечатанной книжки. Чувствую себя немного Довлатовым. Вы делаете мне биографию, господа…

maksim_kot: (kot-аквариум)
С Андрой Манфелде читатели моего блога знакомы по делу о сценарии мюзикла "Цукурс".
На Делфях вышел материал о её творчестве и новой книге о жёнах советских офицеров в Латвии.
Размещаю пару фрагментов.
http://g4.delphi.lv/images/pix/520x315/NrCQC-Cli2w/file33860501_77e0fd22.jpgо мюзикле:
= На момент, когда четыре года назад продюсер Юрис Миллерс предложил Андре стать автором мюзикла, она знала про Цукурса лишь то, что на самодельном самолете пролетел под мостом в Лиепае — это место находилось недалеко от ее дома. Миллерс рассказал ей биографию летчика, убедив, что тот не только не стрелял в евреев (во всяком случае, тому нет документальных подтверждений), но даже спас четверых у себя дома, рискуя жизнью семьи. В итоге Андра начала оформлять в стихи заданные Миллерсом наброски.
Чем дальше она углублялась в тему, тем яснее осознавала, что больше работать не может. Свой отказ она сформулировала в открытом письме: "Информация о готовящейся постановке появилась в прессе накануне 16 марта. Наложилась и ситуация на Майдане. В такой атмосфере, мюзикл о жизни и смерти Цукурса опасен и непристоен, он лишь увеличит хаос исторических трактовок и обострит межнациональную рознь. Это совершенно не то, чего бы мне хотелось. К тому же, я осознала, что жанр мюзикла априори создает слишком позитивный настрой, что несовместимо с неоднозначностью этого человека".
В итоге текст к мюзиклу написал поэт Петерис Драгунс, премьера состоялась и вызвала скандал. А Миллерс подал на Андру в суд, требуя вернуть уплаченный аванс 500 евро. Единственным юристом, который согласился представлять писательницу в суде, оказался активист товарищества "Русская ЗАРЯ" Илларион Гирс, о чем Андра тоже написала в открытом письме: "В борьбе против нацизма объединяются народы и страны. Я, Андра Манфелде, являюсь латышкой. Илларион Гирс является русским. Мы тоже объединяемся".
Гирс настаивал на том, что продюсер заплатил Андре за написание текстов песен для будущего мюзикла из материалов, которые были в концепции его видения истории. Дело было проиграно. Андра, которая к тому моменту только родила ребенка, оставшись без денег и возможности работать, активного сопротивления оказать не могла.=

о факельном шествии:
= Когда 18 ноября состоялся один из первых маршей Lāpu gājiens, это была маленькая горстка людей, которая с факелами шла через Старую Ригу, скромно, как будто стесняясь своих чувств. И я пошла — это был такой андреграунд. А потом я услышала, как они поют песню "Mēs sitīsim tos utainos, Arvien, arvien…" ("Мы побьем этих вшивых…") Сперва я думала, что это песня про бомжей, но мне объяснили, что это песня легионеров. Но когда поешь в окопах — это одно, а тогда я почувствовала в этих словах нездоровое отношение к русским и поняла, что иду куда-то не туда. И не пошла. =
maksim_kot: (Latvjustrelnieki)

П. М. Бермондт-Авалов. В борьбе с большевизмом. в 2 книгах

Впервые в России изданы в полном объеме мемуары знаменитого русского офицера, одного из лидеров Белого движения в Прибалтике генерал-майора П. М. Бермондта-Авалова. В своих воспоминаниях Бермондт-Авалов, один из наиболее последовательных представителей прогерманской ориентации в Белом движении, рисует широкую панораму событий Гражданской войны в Прибалтике и на Западе России в 1918–1920 годах.

http://www.polaris.lv/wp-content/uploads/2017/02/bermodt.jpeg
Автор подробно рассматривает историю взаимоотношений России и Германии, причины начала Первой мировой войны, ее ход, этапы формирования Русской добровольческой армии, а также описывает Военное совещание в Риге в августе 1919 года, политическое положение в Прибалтике, дает яркие характеристики участникам событий.

В литературе встречаются различные варианты написания отчества и фамилии. Отношение к Бермондту-Авалову в советской и эмигрантской историографии в основном отрицательное. Вероятно из-за того, что он последовательно искал союза с немцами, в то время когда большинство руководителей Белой армии ставило на Антанту. Его обвиняли в провале похода Юденича на Петроград, в авантюризме и самозванстве. Согласно другой точке зрения, действия Бермондта-Авалова могли привести к победе Белого дела, если бы его лидеры оказались более дальновидными и согласились с предложениями Бермондта-Авалова опереться в войне с большевизмом на немецкие военно-политические круги.

Цена: 19.99 EUR
http://www.polaris.lv/2017/02/p-m-bermondt-avalov-v-borbe-s-bolshevizmom/


maksim_kot: (кот-сказитель)
Как латышский железнодорожник музей Льва Толстого основал
В Академической библиотеке ЛУ в Риге прошла презентация книги известной латвийской журналистки Ксении Загоровской «Начальник последней станции». Книга - первая научная биография Ивана (Яниса) Озолина, человека, в квартире которого прожил последние дни своей жизни великий русский писатель Лев Толстой.

Ксения Валдовна Загоровская пять лет работала над этой книгой — побывала в России во многих местах, связанных с именем Льва Толстого; по крупицам собирала материалы к биографии Ивана Озолина. О написанной ею книге высоко отзывались на презентации в Академической библиотеке русские и латышские историки и филологи, в том числе доктор филологии Янис Залитис и профессор Людмила Спроге.

Презентация книги "Начальник последней станции Иван Озолин и Лев Толстой: Пересечение судеб".
© BaltNews.lv

…Осенью 1910 года на станции Астапово (в то время крупный железнодорожный узел) остановился поезд. Из вагона вышел врач и попросил начальника станции предоставить место для тяжело больного писателя Льва Николаевича Толстого. Иван Озолин без малейших колебаний предоставил для великого человека свою квартиру.

Так имя начальника станции Ивана Озолина стало известно по всей России. Имя-то известно, а вот о жизни Ивана Озолина (Яниса Озолиньша) долгое время известно было очень мало. Кто же он, «рижский мещанин» Иван Озолин?


Read more... )

maksim_kot: (кот-ВОВ)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] varjag2007su в "Военные дневники" Астрид Линдгрен: "Лучше всю оставшуюся жизнь я буду кричать "Хайль Гитлер!"
28 января исполняется 15 лет со дня смерти выдающейся шведской сказочницы Астрид Линдгрен. Все мы многим обязаны её персонажам: Пеппи Длинный чулок, Карлсон, Калле Блюмквист, Расмус-бродяга.




Гораздо менее известно совсем не сказочное произведение этой писательницы — дневники, которые она вела во время Второй мировой войны.
.
Астрид Линдгрен

«Военные дневники» Астрид Линдгрен — это 18 толстых общих тетрадей в кожаном переплете, заполненных записями писательницы и множеством газетных вырезок. 

«1 сентября 1939.
О! Сегодня началась война. Никто не хотел этому верить. Вчера после обеда мы сидели с Эльсой Гулландер в Васа–парке, и дети играли и бегали вокруг нас, а мы от всей души ругали Гитлера и пришли к выводу, что войны наверняка не будет — и вот, сегодня! Немцы бомбили утром многие польские города и вторглись в Польшу с разных сторон. Я до последнего пыталась не делать запасов, но сегодня купила немного какао, немного чая, немного мыла и кое–что еще.

Ужасная тревога охватила всех и вся. Радио целый день периодически передает новости. Призваны многие военнообязанные. Запрещена езда на легковых машинах. Боже, помоги нашей бедной планете, пораженной безумием!
» - такова первая запись (от 1 сентября 1939 года)в её военном дневнике.

Астрид Линдгрен с детьми..jpg

Что наиболее ценно в этом человеческом документе? Астрид Линдгрен не военный комментатор, не политический аналитик. Она не сильно разбирается в геополитических раскладах и дипломатических хитросплетениях. Астрид Линдгрен — ещё даже не писательница. Все её великие книги, которые принесут ей всемирную известность, будут написаны потом.

«
15 января 1940

Кошмарным бомбардировкам подвергается бедная Финляндия. Но все равно — после полутора месяцев войны русские ничего не выиграли, а наоборот несут огромные потери людей и вооружений. На днях газета "Дагенс Нюхетер" утверждала, что русские с начала войны потеряли в боях 100 000 человек. Сильный мороз способствовал, естественно, таким большим потерям. Кроме того, финны одержали несколько крупных побед в начале этого года в битве при Суомуссалми.

Каждый день уезжают в Финляндию шведские добровольцы. И врачи. Красный Крест собрал на две машины "скорой помощи". Национальные сборы помощи дали 9 миллионов крон. Утверждают также, что государство выделило в помощь Финляндии 70 миллионов крон. Мы отправляем кровь в бутылках, конские попоны, одежду и всё, что можно. Мы посылаем нашейники, наколенники, и бог знает что. И всё равно: делаем ли мы всё, что должны? Будущее рассудит
».

Астрид Лидгрен

За плечами молодой женщины к тому моменту было много событий: выросшая на ферме Астрид Эрикссон в 18 лет родила внебрачного ребенка от главного редактора газеты, где начинала журналистскую карьеру. Затем она пробивалась как стенографистка, продавщица книг и секретарша. Познакомилась в "Шведском автомобильном клубе" со Стуре Линдгреном, родила второго ребенка, перестала носить мужские костюмы и кепки "а-ля гарсон" и стала "приличной женщиной".

Но за заботами о закупках сливочного масла (на него и впрямь скоро заведут карточки) и прелестями жизни в напоенном светом и морским воздухом Стокгольме ("Не могу нарадоваться нашей новой квартире!") Астрид не перестает чувствовать свой нереализованный писательский потенциал.

Можно сказать, что записи военного времени — первая проба пера писательницы, выходящей из "стадии куколки". По тексту видно, как стиль автора становится все свободнее, формулировки резче, сравнения ироничнее.

Астрид Лидгрен с подругами.jpg


«18 февраля 1940

Господи! как же приходится мучиться от того, что человек не знает какую линию выбрать. Финны и многие шведы считают, что для Швеции самым умным было бы сейчас же взяться за оружие, потому, что это идиотство думать, что Россия, в случае разгрома Финляндии остановится у Турнеэльвен (река на границе Швеции и Финляндии, — прим. ред.). Но правительство Швеции, которое должно ведь располагать всей информацией, не хочет ввязываться в открытую войну с Россией, чтобы не рисковать и не настроить против Швеции Германии и не превратить, таким образом, Швецию в поле битвы двух сверхдержав. Проклятая Германия! если бы мы только могли остаться в покое и помочь финнам (в их борьбе) против русских... »

Линдгрен боится, что Финляндия не справится, и Швеция станет местом столкновения русских и немцев.

Она пытается понять мировой расклад. Вначале становится хроникером, чьи строки диктуются страхом и болью. Карин Нюман, дочь Астрид Линдгрен, вспоминает в послесловии к «Военным дневникам», что она думала, что все родители, как её мама, вырезают газетные статьи и вклеивают их в толстые тетради.

Карин Нюман пишет: «Теперь я знаю, что она (Астрид Линдгрен), была, вероятно, уникальна. Выучившаяся на секретаршу 32-х летняя домохозяйка, не имеющая никакого отношения к политике, была настолько заинтересована документировать для себя самой, что происходит в Европе и мире, что она занималась своими вырезками и комментариями все шесть лет войны».

После окончания Зимней войны в Финляндии Линдгрен обращает свое внимание на страдания людей в более отдаленных регионах. Мир для нее расширяется, и в дневнике появляются записи о войнах и несчастьях, происходящих за пределами Скандинавии.

В сентябре 1940 года Линдгрен переходит на работу в отдел цензуры разведывательной службы и занимается проверкой почты гражданских лиц и военных. Распечатанные с помощью пара, письма открыли для Линдгрен правду, которую мало кто знал в то время. Ужасные подробности выливаются и на страницы ее дневников, когда Линдгрен узнает о концентрационных лагерях и обращении с евреями.

Астрид Лидгрен.jpg


«1 сентября

Сегодня ровно год с начала войны. Начинаешь привыкать. По крайней мере, если живешь там, где бомбы не падают постоянно... И в Берлине и в Лондоне люди по ночам часами сидят в бомбоубежищах... Как обстоят дела с продовольствием в Англии, я не знаю, но в Германии, похоже, очень плохо. Особенно не хватает жиров. Мне рассказывали о немцах, приезжавших сюда и приглашенных на шведский стол. Они сидели и ели только хлеб с маслом, и когда их спросили, почему они не едят ничего остального, они ответили, что если бы у нас было так, как у них, то мы были бы безумно рады хлебу с маслом...

В нашей маленькой стране мы, несмотря ни на что, большой нужды ни в чем не замечаем. Но всё дорожает и дорожает. Кофейного пайка должно хватать теперь не на пять недель, а на шесть. Весной я говорила, что если война к осени не окончится, то вынести этого уже будет нельзя. Но гляди–ка, можно! После непередаваемо дождливого августа — столь же сумасшедше дождливого, насколько перед этим было сухо (ибо в этом году ничто быть умеренным не может), мы вернулись в город (с дачи) в прошлую субботу — и редко так я наслаждалась возвращением домой. Несмотря ни на что, по–прежнему хочется создавать вокруг себя уют
».

Астрид Лидгрен семья.jpg


Первая часть военного дневника в основном состоит из того, что Астрид Линдгрен почерпнула в прессе. Описания Мировой войны из Швеции — как восприятие хорошо слышимых бомбежек с безопасного расстояния. Все равно страшно и со стен сыплется штукатурка. Она возмущена войной. И бесконечно благодарна за то, что находится вне конфликта. Она может позволить себе смотреть на все эти ужасы со стороны. Постепенно новости «хроники безумия» и вырезки из газет — всё больше начинают уступать месту авторскому комментарию.

Последние два года (1944-1945) дневник пишется параллельно с работой над первой книгой о Пеппи Длинный Чулок, самой сильной девочке на свете, которая, как известно, побеждает даже смехотворного циркового силача Адольфа. Пеппи ("мама - ангел, папа - негритянский король") - в первую очередь дитя Второй мировой войны. Книга была несвободна от расизма. Сама писательница пересмотрит свои взгляды, после посещения США в 1948 году.

Но несмотря на то, что Астрид Линдгрен не военный комментатор и не политический аналитик, знает она очень многое. С 1940 года Астрид работает в отделе цензуры писем шведской спецслужбы. Часть дневников составляют сведения из уникальных документов, которые Астрид Линдгрен в виде стенограммы брала со своей работы в шведской военной цензуре, где она могла читать сообщения от иностранных лиц. Причём по факту, вести такие записи, которые делала Астрид Линдгрен в своих дневниках, было незаконно...

Иногда может шокировать, что на удивление точная информация об уничтожении европейских евреев, ужасах концлагерей и зверствах войны перемежается у Линдгрен с подробными описаниями велосипедных прогулок и цветущих парков, перечнями подарков, полученных детьми к Рождеству и меню праздничного стола ("окорок весом в три с половиной килограмма, домашний паштет, жаркое, телячья печень, копченый угорь, оленина"). На родине писательницы многие увидели в этом проявление мещанства и даже двуличия.


Справедливости ради следует заметить, что Линдгрен отдает себе отчет в привилегированности своего положения как жительницы нейтральной Швеции: «Кому в мире сейчас так хорошо, как нам?»

Астрид Линдгрен сопереживает всем страждущим на войне, благодаря в то же время Бога за то, что война щадит Швецию. Осознает она и несопоставимость собственных жизненных невзгод со вселенской катастрофой. Еду в Швеции тоже выдают по талонам, и рядом с записями о страдающих от голода народах Европы она пишет, что их семье вновь дали «большую порцию картошки с луком и сосисками, копченого угря и пирог».

В декабре 1943 года она записывает в дневник: «Эти годы — лучшие годы в моей жизни!». В семье достаток, муж Стуре — директор Шведского союза автомобилистов, сама она — работает в цензуре, вымарывает из перлюстрируемой переписки всё, что может иметь отношение к военной тайне. Она знает про Хатынь, знает про уничтожение евреев, про расстрелы в Норвегии, зверства в Финляндии. Всё это она отмечает в своих дневниках, не забывая и записывать меню праздничных и будничных обедов.

Астрид Лидгрен дневник.jpg
.

«Кровь льется рекой, люди становятся инвалидами, везде страдания и отчаяние. А меня это совершенно не беспокоит: меня интересуют лишь мои собственные проблемы», - самокритично констатирует Линдгрен в июле 1944-го.

Впрочем, покоробить в ее дневниках может скорее другое: Вторая мировая война для Астрид Линдгрен - поединок двух монстров, большевизма и нацизма. И если бы ей пришлось из двух зол выбирать меньшее - она отдала бы предпочтение нацизму:

«Ослабленная Германия означает для нас, шведов, лишь одно: русские сядут нам на шею. А если уж на то пошло, то лучше я буду всю оставшуюся жизнь кричать "Хайль Гитлер!", чем иметь здесь, в Швеции, русских. Ничего более отвратительного я не могу себе и представить», - записывает Линдгрен в своем дневнике 18 июня 1940 года.
.
Далее она описывает со слов случайно встреченной в гостях финки зверства, приписываемые той "русским оккупантам", включая расстрелы детей, изнасилования и распятие на крестах финских женщин. "Господи, сделай так, чтобы русские не пришли сюда!" - заключает писательница.

«22 июня 1941

Утром в половине пятого немецкие войска перешли российскую границу... Так что, бывшие союзники воюют друг с другом, и бедная Финляндия снова в огне. Германия утверждает, что Россия вовсе не выполнила условий договора с Германией, а, напротив, делает всё, чтобы ей навредить, а Россия утверждает обратное, и что Германия напала без повода. Колоссальные армии стоят друг против друга вдоль всей границы от Северно-Ледовитого океана на севере до Черно моря на юге.
Будущее представляет собой один огромный вопросительный знак. Что будет со Швецией? Все увольнительные из армии на праздник Середины лета отменены...».

«28 июня 1941

Национал-социализм и большевизм - это, приблизительно, как два динозавра, схватившиеся друг с другом. Неприятно быть на стороне одного из динозавров, но в этот момент не остается ничего иного, кроме как желать, чтобы Советы были прижаты, как следует, после того, что они себе заграбастали в этой войне, и за всё зло, причиненное Финляндии. В Англии и Америке должны сейчас выступать на стороне большевизма - это должно быть еще труднее, и man in the street, обывателю, трудно отслеживать все повороты. Королева Голландии Вильгельмина сказала по радио, что готова поддерживать Россию, но сделала оговорку, что принципы большевизма ей по-прежнему не нравятся.
На восточном фронте стоят друг против друга самые крупные в мировой истории массы войск. Страшно подумать. Как будто наступил Армагеддон..

«5 ноября

Немцы стоят в 40 километрах от Москвы, которая будет обороняться "до самой смерти"...
Немцы продолжают грабить; у норвежцев отобрали одеяла, лыжные ботинки, тулупы, палатки, радиоприемники, почти всю еду и... постельное бельё.
Из Берлина евреев насильно везут в Польшу, и можно себе представить, что это значит. Их селят в гетто за колючую проволоку и расстреливают без предупреждения, если они пытаются выйти. Их продовольственные пайки не больше половины от тех, что получают другие люди.
На днях в каком-то книжном магазине на улице Беридаребансгатан вывесили табличку: "Евреям и полуевреям входа нет". Снаружи собрался народ, такое началось... Потом вмешалось Губернское управление полиции и обязало владельца магазина перевесить табличку так, чтобы её не было видно с улицы».

Астрид Лидгрен книга.jpg



Линдгрен наблюдает за развитием военных действий. Несмотря на отвращение к Гитлеру, Линдгрен не сомневается, что «среди немцев есть много приличных людей, не может не быть». Блокада Ленинграда вызывает у автора сочувствие к жителям страны, которую она, правда, не перестает воспринимать как враждебную: «Нужно быть русским, чтобы вынести такие страдания!».

«24 января 1943
.
У немцев дела стали еще хуже. Англичане вошли в Триполи, и в России дела выглядят катастрофически. Немецкие войска окружены под Сталинградом, за который ведутся безумные бои. В Германии передают по радио траурную музыку по поводу героев Сталинграда. Каждый день поступают известия о новых русских прорывах. На Кавказе немцы планово отступают. Под Сталинградом эти несчастные солдаты сидят в земляных норах, а вход в них взяли на мушку русские снайперы. А в России сейчас холодно. Бедные люди, что я могу сделать, если мне жалко и этих немецких солдат, когда они так ужасно страдают, даже если я ненавижу нацизм и все жестокие преступления, совершенные немцами в оккупированных странах. Гестапо, я считаю, должно быть стерто с лица земли, но должно же быть и достаточно приличных немцев, по-другому быть не может»

«
29 января

... Да - наконец-то, после полутора лет, разорвали кольцо вокруг Ленинграда. Надо быть русскими, чтобы перенести такие страдания, какие вынесло население Ленинграда. Собак, кошек, крыс съели давным-давно, и, как утверждает фру Медин, согласно источникам из Финляндии, там в последнее время продавали человечину - но это никак ведь не может быть правдой...

Из Балтии время от времени поступают кошмарные описания того, что делали русские за тот год, когда они были там господами. 80 000 человек вывезли в Сибирь, или Бог знает куда. Сегодня читала письмо из Риги, провезенное сюда. Автор письма пишет, что ему, вероятно, не поверят, но он клянется, что это правда. Даже женщин и детей загоняли в вагоны для скота и увозили; детей разлучали с родителями, жен с мужьями и так далее... Да, дай Бог, чтобы русские никогда сюда не пришли...

Единственно, что мне не нравится, - общая тенденция
англофилов превращать русских в голубков мира. В этом, я думаю, мы хорошо убедимся».«Вчера прочитала письмо датского еврея. В письме он упомянул имя человека, которому в гестапо вырвали ногти, чтобы он выдал своего товарища, принимавшего участие в нелегальной работе. Во время этих пыток он также выдал и автора этого письма, ему теперь необходимо скрываться в Швеции. Кроме того, он называет имена нескольких 80-летних еврейских женщин, которых немцы во время перевозки в Польшу сбросили в грузовой трюм, чтобы они покалечились до смерти во время падения. (…) Также в письме говорится о том, что 11-летних датских еврейских девочек увезли в немецкие бордели», — делает Линдгрен запись в дневнике осенью 1943 года.



Заключительные главы дневника, написанного в 17-й по счету записной книжке, позволяют читателю разделить с автором ликование по поводу конца войны. От снова открывшихся бензоколонок до возвращения в столицу королевского семейства - нормальная жизнь приходит в Стокгольм. Последние страницы написаны в конце декабря 1945 года: «Я желаю себе и нам всем счастливого нового года - по крайней мере, более счастливого, чем предыдущие!»
Астрид Лидгрен детские книги.jpg

.


maksim_kot: (kommi-kot)
поведала большой учоный языковед и политик Янина Курсите-Пакуле в своей новой книге "Zīmju valoda: latviešu žesti" ("Язык знаков: латышские жесты")
Цитаты по Делфи:
"По мнению Янины Курсите-Пакуле, самое сильное влияние на язык тела латышей оказали балтийские немцы и русские, а в Латгалии — поляки."
Среди прочего оказались "Сталинские хлопки. Также Курсите-Пакуле напоминает и о влиянии сталинских традиций шквальных аплодисментов после речи вождя, даже когда речь была бессмысленной."

http://www.ej.ru/img/content/Notes/10956//1303052063.jpg

Сталин в Латвии не был, но "вирус" шквальных аплодисментов народной поддержки народному правительству видно глубоко проник в латвийское общество. Вождь мог говорить бессмысленно, но это не останавливало народ ему похлопать.
Было за что?
Буржуазному учоному трудно такое понять.

Шквально ли аплодировали речам Ульманиса или просто шквально тянули руку спросить мадам учоный не упоминает
http://darbabalss.eu/_pu/0/25373912.jpg
-  нечему было аплодировать. А вот руку тянуть очень хотелось!
Мадам Янина - депутат Сейма от партии националистов не стесняется зигануть в своей книге.

В вопросе улыбок "по ее словам, в сравнении с советским временем, латыши стали улыбаться гораздо чаще."

Латвия тонет в бедности
- Это в нищей-то стране?

Новости вымирания: цели ясны, задачи - поставлены!
- Кому тут аплодировать??

"антилидер" ЕС по числу жителей с нищенскими зарплатами
- Кому улыбаться??

Мадам живёт в другой Латвии - чтобы это понять даже писать книгу не надо.

maksim_kot: (бархан-кот)
"Акция против негерманского нелатышского духа”?
Комм: В рижских книжных магазинах "русской сети" (сеть "Полярис" прежде всего) и "латышской сети" (например "Звайгзне АБЦ" и "Валтерс ун Рапа") идейный репертуар почти не отличается (речь о книгах на русском языке). В русских всё в десятки раз разнообразнее. Но на этом почти всё. И там, и там те же стотыщ расстрелянных-лично-сталеным, жыдобольшевики, сванидзы-млечины-солженицыны-суворовы. В русских сетях есть радостные отступления в виде книг более адекватных авторов, всегда есть книжные новинки, местные краеведы представлены. Эти отступления бросались в глаза на фоне угара гибридной войны латвийского правительства со всеми остальными.
До поры до времени репертуар никого не интересовал, хотя я ждал "прорыва канализнациков" после смерти Бузины, когда его книгами завалили главные полки. Но обошлось. И вот кого-то торкнуло пожаловаться на книги по Новороссии, лежащие там второй год. Странно что только сейчас сошлись звёзды политконьюктуры. Очень не бдительно работает "украинское общество" :))
В остальном всё идёт по плану:
1933 - "Акция против негерманского духа”
http://bm.img.com.ua/nxs/img/prikol/images/large/0/8/296180.jpg

Латковскис: торговля книгами о Новороссии в «Полярисе» - признак нелояльности Латвии

В книжном магазине «Полярис» сейчас одна из самых популярных книг – «Факел Новороссии» Павла Губарева, возмущена «Диена». «Подвизавшийся раньше Дедом Морозом на различных мероприятиях, после начала конфликта превратился в политического лидера, а его книги сейчас лежат на полках «Поляриса» во всех крупнейших торговых центрах, как и другие творения, поддерживающие террористов Донбасса», - докладывает издание.

«Конец проекта «Украина»», «Я дрался в Новороссии», «Мой сосед – Владимир Путин. Разговор по душам» - вот некоторые из перечисляемых названий.
«В аннотации одной из них пишется: «Проклятые богом хохлятские мутанты три дня пытались прорваться, обдолбанные выданными им американцами наркотиками, но наши парни расстреляли этих собак из гранатометов и автоматов», - пишет «Диена».
В другой книге Украину сравнивают с трехголовой Химерой. Доступна в «Полярисе» и книга единомышленника Татьяны Жданок итальянца Джульето Кьезы, рассказывающая «как сильна русофобия в Европе».
На вопрос журналистов телеканала TV3 пользуется ли спросом «новороссийская» литература, продавец одного из магазинов ответила утвердительно: «Да, конечно!». TV3 пообщалась с ответственной за ассортимент «Поляриса» некой Тамарой, но та заявила, что не уполномочена давать комментарии. Был задан вопрос и Полиции безопасности – не разжигают ли эти книги ненависть, но ответ пока не получен. телеканала.

айнар латковскисЗато беспокойство выразил председатель парламентской комиссии по делам обороны Айнар Латковскис («Единство»): «Мы, конечно, можем считать, что это относится к Украине, но в то же время надо понимать, что часть Украины оккупирована и аннексирована, а на востоке страны до сих пор идут военные действия при поддержке России... Это заставляет задаться вопросом, насколько владельцы и руководство конкретного книжного магазина лояльны Латвии»

http://www.press.lv/post/latkovskis-torgovlya-knigami-o-novorossii-v-polyarise-priznak-neloyalnosti-latvii/




Профиль

maksim_kot: (Default)
maksim_kot

April 2017

M T W T F S S
      1 2
3 4 56789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Тэги

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 21:06
Powered by Dreamwidth Studios