maksim_kot: (кот-аналитег)
На ИМХО-клубе подборка цитат из дневников Розенберга
Там много всякого "прекрасного".

"....процитируем одну из «Инструкций министра оккупированных областей»:


«Целью имперского уполномоченного в Эстонии, Латвии, Литве и Беларуси должно являться создание германского протектората с тем, чтобы впоследствии превратить эти области в составную часть Великой Германской империи путем германизации подходящих в расовом отношении элементов, колонизации представителями германской расы и изгнания нежелательных элементов»9.

Коллега Розенберга по цеху Генрих Гиммлер был предельно конкретен: «Нашей задачей является не германизировать Восток в старом смысле этого слова, то есть привить населению немецкий язык и немецкие законы, а добиться, чтобы на Востоке жили только люди действительно немецкой крови»10.


Запись от 1 мая 1941 г.: «Только что написал 5 листовок: к Красной армии, к русскому народу, к украинцам, кавказцам и народам Прибалтики»11.

"

"Теперь взглянем на отношение Розенберга к прибалтам, многие из которых были лояльны Рейху.


Докладная записка от 7 апреля 1941 г.: «Немецкий язык должен стать государственным, а немецкая марка и немецкое коммунальное право должны быть провозглашены основой социально-экономической жизни. Политические объединения эстонцев, латышей и литовцев исключаются. Привлечение отдельных лиц к выполнению политических задач остается на усмотрение немецкого руководства»12.


Запись от 12 сентября 1941 г.: «Сегодня эстонцы, латыши и т.д. благодарны, через некоторое время они снова потребуют свою «собственную государственность», как будто Германия только для того и существует, чтобы раз в 20 лет рисковать своей шкурой для всякой мелкоты. Весь этот рейхскомиссариат Остланд под немецкой протекцией должен навсегда стать землей Рейха. Иначе через 30 лет московит в новом мессианском одеянии снова засядет в Ревельской крепости»13.

"
http://imhoclub.by/admuploads/image/matpics/img_5282_1444856866.jpg

maksim_kot: (кот-аналитег)
Экономика Латвийской ССР.
© Коллаж BaltNews.lv
На недавней конференции, посвященной Международному дню защиты прав человека, экс-депутат Сейма Владимир Бузаев представил доклад, относительно далёкий от правозащитной тематики. На основании методик и данных западных ученых исследователь подверг критике предварительные выводы комиссии по подсчету ущерба, нанесенного Латвии в советский период.

- Вы не в первый раз обращаетесь к критике расчета ущерба?

Владимир Бузаев.
— Впервые мое альтернативное исследование «Вечная оккупация или нетленные останки СССР» появилось 5 лет назад и наделало немало шуму в интернет-среде. Но тогда я больше исследовал расчет убытков, нанесенных Латвии современными правительствами.

Позднее я сравнил современные «достижения» с развитием довоенной Латвии, начавшей хозяйствовать после оккупации и разрушительной гражданской войны.

Отцы-основатели Латвии сумели добиться заметных успехов в развитии сельского хозяйства и на 90% восстановить валовой продукт довоенной промышленности.
А показатели нынешней республики за те же 22 года самостоятельного развития — 67% от объема промышленной продукции и 35% продукции животноводства 1990 года.

Сделанный вывод о том, что Вторая республика — это полностью провальный проект — подвергся жесткой критике со стороны председателя Сейма.

А сейчас, пользуясь ставшими доступными материалами работы комиссии, я сосредоточился на детальном изучении аргументации своих оппонентов, определивших ущерб за советский период в 185 миллиардов евро.

В основу их расчетов заложены следующие постулаты:

1) Латвия в 1940 году была инкорпорирована в нищее государство с неэффективной социалистической экономикой;

2) ВВП на душу населения (далее — удельный ВВП) — основной показатель эффективности экономики, на момент инкорпорации у Латвии был таким же, как у Финляндии и в дальнейшем бы прирастал такими же темпами;

3) население гипотетической Латвии весь расчетный период было таким же, как в Латвийской ССР.

Уязвимым оказался первый же постулат. Авторы в оценке удельного ВВП довоенных Латвии и Финляндии ссылаются на работу английского экономиста Колина Кларка 1940 года, но не оглашают весь приведенный Кларком список стран.

Кларком представлен список 54 стран по уровню ВВП в сопоставимых международных единицах на условный период 1925-1934 гг.: Финляндия — 23 место и 380 единиц, Латвия — 31 (345), Эстония — 33 (341), СССР — 36 (320), Литва — 42 (207).


Read more... )

maksim_kot: (kommi-kot)
окончание, начало здесь.

http://ic.pics.livejournal.com/maksim_kot/38666778/657000/657000_600.jpg

Больше трех не собираться
- На мой обывательским взгляд, белым пятном также являются 15 лет существования независимой Латвийской Республики, пока там еще правил парламент, то есть времена доульманисовской диктатуры.

- Нет, этот период как раз изучен прекрасно. Чехарда была сумасшедшая, 18 правительств сменилось в Латвии за это время! Причины - очень несовершенный избирательный закон, по которому в сейме мог оказаться кто угодно, даже если он представлял только самого себя. А также местный менталитет: у нас склонны не объединяться, а наоборот - размежевываться. Вон в Британии или в США две партии спорят за власть.
А в крохотной Латвии в 1928 году, например, было зарегистрировано около 60 политических организаций. В сейме беспрестанно менялся состав коалиции, каждое новое правительство сидело в своих креслах считанные месяцы. Эта нестабильность достала всех.

- Разве диктатура не хуже?

- Заметьте, в ту пору по всей Европе к власти стали приходить диктаторы, какую страну ни возьми: в Германии - Гитлер, в Польше - Пилсудский, в Италии - Муссолини. И в Греции то же самое, и в Румынии. И у наших соседей: в Литве - диктатор Смятона, в Эстонии - диктатор Пятс.



zagars_0008a(2)

- Пятна на солнце?

- Мировой экономический кризис. Поэтому в народе сразу возникает мнение, что навести порядок может только твердая рука, которая поможет найти врагов, объяснит, кто виноват, что всем так плохо. Ульманис был не единственный, кто претендовал в Латвии на роль такой жесткой руки. От «Перконкрустс» рвался к власти Целминьш. От латышской интеллигенции - Скуениекс. Но диктатуру может установить только тот, кого поддерживают штыки. За Ульманисом были полиция и айзсарги. Противостоять ему могли только социал-демократы, у которых была 6-тысячная военизированная организация «ССС», состоящая из молодых рабочих, они вечно дрались с айзсаргами на вечеринках и могли дать им отпор. У социал-демократов была очень разумная программа, они - единственные, кто потребовал введения пенсий по старости. Они инициировали референдум о предоставлении таких пенсий, он состоялся, однако голосов не хватило. А знаете почему? Ульманис сказал крестьянам: «Вы будете кормить городских дармоедов». И они проголосовали против.
После переворота, когда Ульманис к власти пришел, была введена цензура, закрыли 31 газету и журнал по всей стране как на латышском, так и на русском языке, как левого, так и правого толка. На основании закона о военном положении регулярно публиковались списки запрещенных книг. Не допускалась даже малейшая критика властей. В театре поставили пьесу «Малу Ансис» - про неотесанного простака, кто-то тут же усмотрел, что в названии фигурируют буквы фамилии Ульманис. Пьесу мигом сняли с репертуара.
Наблюдение за настроениями в обществе было очень тщательным. Всюду царил тотальный контроль. «Больше трех не собираться» - это как раз про это время. Две семьи хотят поехать, например, на отдых в Сигулду: сначала надо идти в полицию, регистрировать эту поездку, указать, кто старший группы. Хочешь провести школьный вечер? Тоже только через посещение полиции - там надо будет указать время, место и программу вечера: кто будет выступать, что говорить, кого исполнять.
Слово «вождь» требовалось писать только с большой буквы.
zagars_0008b(2)

- Классический культ личности.

- Да, но без репрессивной составляющей.

zagars_0009(2)

- Однако ведь были Лиепайский концлагерь, Калнциемские каменоломни, куда отправлялись политические противники власти.

- Политические заключенные были, да. Но! Есть ведь такой критерий: сколько смертных приговоров в отношении политзаключенных приведено в исполнение. Так вот, при Ульманисе военно-полевые суды вынесли четыре смертных приговора: три - участникам подполья и советским шпионам, и еще одному солдату, который застрелил своего командира. Однако даже эти четыре приговора Ульманис утвердить отказался и всем была сохранена жизнь. То есть кровавым диктатором его никак не назовешь. Бескровно пришел к власти. Бескровно ее отдал.
Это очень противоречивая фигура. При всем жестком подавлении инакомыслия экономический подъем стране он таки обеспечил. Активно развивалась промышленность. Он много чего построил в той же Риге.
С другой стороны, а сколько исторических памятников было по приказу Ульманиса порушено. 17 средневековых зданий просто снесли, а в целом Ульманис собирался переделать весь Старый город. Там, где памятник Латышским стрелкам, он хотел построить здание городской управы с такой большой башней, чтобы она своим силуэтом перекрыла вид на церковь Петра. Там, где улица Мейстару, хотели пробить проспект широкий. Его бесило, что иностранцы, приезжая, говорили - как Старая Рига похожа на немецкий город! «Я вам покажу немецкий город!..»
Со временем, однако, поддерживать благоденствие становилось все трудней. Безработица в городах росла. Ульманис призывал безработных отправиться на торфоразработки, сам показательно, обрядившись в рабочую робу, кидал лопатой торф.
Но безработные туда не поехали: работа каторжная, а платили мало.
В мае 1940 года была введена обязательная трудовая повинность. Все трудоспособные лица от 16 до 60 лет - как безработные, так и недостаточно занятые на работе, должны были отправиться на хозработы. За уклонение грозил штраф или две недели тюрьмы. Полиция проводила рейды, отлавливала тех, кто праздно шатается в рабочее время по улицам, сидит в кино или кафе. Понятно, что городское население Ульманиса ненавидело.
С началом Второй мировой в Латвии начался топливный и сырьевой кризис. Английский уголь стал недоступен. Ульманис призвал вырубать леса - на это дело бросили армию, безработных моряков и рыбаков и даже цыган. Положение в стране становилось все сложней. Пришлось ввести талоны на бензин, керосин и сахар. Но это не помогло. 156 предприятий было закрыто. Столько же получили разрешение уволить часть рабочих. Почти 100 предприятий перешли на пяти- и четырехдневку, стали отправлять сотрудников в неоплачиваемый отпуск.
Думаю, что даже если бы не появление в Латвии советских войск, Ульманис все равно бы власть не удержал. Проблемы накопились - для него неразрешимые. В воздухе витала атмосфера сопротивления. С октября 1939 года в Латгалии было создано 12 революционных комитетов, которые тайно готовили восстание против власти. Не зря армия с подачи Ульманиса отрабатывала штабные военные учения с таким сценарием: «Действия, когда война носит характер классовой борьбы». Власти разработали план подавления вооруженного восстания. Не надеясь на него, Ульманис держал под рукой в здании, где отдыхал, станковый пулемет. И сделал секретную квартиру рядом с портом, на Аусекля, - чтобы в случае чего на корабле смыться. В общем, эта диктатура была обречена на поражение.

Уготованная судьба

- Что это за деньги, которые Латвия выплачивала немцам накануне Второй мировой войны?


- Хотя много немцев уехало отсюда еще в двадцатые годы, когда у них отняли землю, кое-кто все же
в Латвии остался. В 1935 году здесь было 62 тысячи немцев, живших в своем параллельном пространстве: свои детсады, свои школы, своя пресса, как я уже говорил. Это была влиятельная община обеспеченных людей. Но в 1939 году Гитлер выступил в рейхстаге: мы призываем немцев вернуться на историческую родину. И уже через несколько дней пограничники в Рижском заливе изумленно смотрели на прибывающие громадные корабли. Это были немецкие корабли, и посол Германии в Латвии объявил: «Мы забираем немецкое население к себе». Почему? «Потому что Рига, по нашим данным, находится на пороге коммунистического переворота. Наше национальное меньшинство под угрозой».

zagars_0011a(2)

Была проведена мгновенная репатриация 50 тысяч немцев. Все немецкие газеты разом прекратили существование, все немецкие школы, сады и клубы закрылись. И немцы вывезли своих кораблями - но не в Германию, а на территорию Западной Польши, на новые, отнятые у поляков земли. Отдали им то, что полякам принадлежало: аптеки, фабрики, квартиры. Кто-то не хотел там оставаться, просился в фатерлянд, но их не пустили. Несмотря на декларации Гитлера о единстве немецкой нации. Там же такая показуха в этой теме была: согласно новой морали Третьего рейха, когда бюргер садился обедать, он был обязан приглашать за стол уборщицу, дворника, потому что «они тоже немцы». Однако балтийские немцы оказались, по мнению Гитлера, «не до конца немцы». И уж точно - не подлинные нацисты. Поэтому их там в Польше принудительно оставили. А Латвия стала платить Германии компенсацию за оставленное имущество.
Напряженные, враждебные отношения между латышами и немцами Германии продолжались вплоть до июня 1941 года. В Германии не могли простить латышам аграрную реформу, ненавидели Ульманиса за его явную англоманию, за то, что в школах и институтах он ввел как первый иностранный язык английский, а не немецкий. Хотя была большая проблема с преподавателями - на немецкий язык сколько угодно было учителей, а вот учителей английского - очень мало. В немецкой прессе поливали грязью и Ульманиса, и его министра просвещения, который говорил: «Забирайте всю свою немецкую культуру, хватит нас ею попрекать».
Вот Сталин все время пристально следил, на кого Латвия ориентируется. Она ориентировалась четко на Англию. Однако в мае 1940 года Ульманис совершил внезапный кульбит. Он отправил своего племянника - отца нашего Гунтиса Ульманиса, в Германию. С просьбой, не могли бы вы нас защитить от СССР. То есть это время, когда уже советские военные базы в Латвии стояли. Для немцев такой запрос стал полной неожиданностью. Племянника принял Геббельс. И сказал: сейчас идет война на Западе, мы помочь не можем. Вот когда война закончится, тогда - возможно.

zagars_0012(2)

- Какую роль латышам отводили немцы, когда рассчитывали победить во Второй мировой войне?

- Ну, всю интеллигенцию, способную объединить нацию, конечно, расстрелять. А остальных латышей переселить в Россию и Белоруссию. Дело в том, что Германия продолжала считать Латвию своей землей, поэтому здесь, по ее планам, должно было жить сугубо немецкое население. Однако ж покоренными территориями бывшей России тоже надо править - так не отправлять же в какую-нибудь Смоленскую область истинных арийцев. Это было бы расточительно. Использовать в аппарате управления бескрайними российскими территориями собирались латышей. А что - очень удобно: язык знают, ментальность понимают. Вот и расстрельную команду Арайса из 800 человек именно с той же целью перекинули под Ленинград. Потому что были уверены: город вот-вот падет, надо будет разбираться с населением, а эти - разберутся. И допрос по-русски проведут, и народ рассортируют: кто коммунист, кто комсомолец, кто колеблющийся, кого ликвидировать, кого оставить.

zagars_0011b(2)

- В общем, удел уцелевших латышей был бы при победившей Германии - мелкие чиновники в российской глубинке.

- Да, с полной потерей своей страны и своей идентичности. Ведь насколько их можно было бы уже считать латышами? Государственным языком всюду был бы уже немецкий. ®


Источник: журнал "Патрон" (июль/агуст 2016)



maksim_kot: (kommi-kot)
zagars_0001 (2)
Эрик Жагарс: История под запретом
ТЕКСТ: ЕВГЕНИЙ АЗАРИН
ФОТО: VIDA PRESS

http://ic.pics.livejournal.com/maksim_kot/38666778/651759/651759_600.jpgХотя «страной с непредсказуемым прошлым» называют Россию, нет государства, которое бы не переписывало свою историю; затушевывая неприглядное и выпячивая все; что помогает прославить день сегодняшний. Скажем, британская «История королевства. Книга для юношества» написана так сдержанно, что начинаешь сомневаться, была ли Британия в прошлом империей. Учебники Индии, повествуя о временах великой династии Мауръя, умалчивают, что стержнем управления страны был повсеместный донос. Вот и в истории Латвии хватает белых пятен. Не потому, что есть временные провалы, о которых мало известно, а потому, что политика текущего момента диктует не совать туда нос.
И все же историк Эрик Жагарс стряхивает ретушь с подчищенного прошлого и приоткрывает завесу над событиями, которые никто не хочет изучать.

Белые пятна своими руками
- В замечательной книжке Марка Ферро «Как рассказывают историю детям в разных странах мира» приводится множество примеров субъективного отношения историков к собственной истории. Так, в учебниках Франции после появления имени Карла Великого нет больше ни слова про Священную Римскую империю германской нации, хотя она существовала еще девять веков. А каких периодов не существует для латвийских историков? Умеем ли мы создавать белые пятна своими руками?


- Белые пятна мы создавали всегда. Скажем, от освещения событий 1917 года наши историки начали уклоняться еще во времена Ульманиса. Казалось бы - почему? Ведь в тот год впервые публично провозгласили независимость Латвии! Но загвоздка в том, что сделал это Латышский временный национальный совет, где были Чаксте, Мейеровиц, Берг, Замуэл - вся элита латышской интеллигенции, но там не было Ульманиса. А значит - «не считается». Хотя история интересная. Британия признала этот временный совет законным правительством Латвии де-факто и поддерживала его. Но когда англичане на военных кораблях прибыли к нашим берегам, то были шокированы. Оказалось, никакие массы за временным советом не стоят и его директивы в Латвии ничего не значат.
zagars_0003
Еще одно сознательно созданное белое пятно - история с латышскими коммунистами, которые очень хотели сделать Латвию частью Советской России. Однако Советская Россия брать Латвию не хотела. Сегодня в это трудно поверить, но - факт: в 1918 году Ленин даже послал к латышским коммунистам Сталина, чтобы тот заставил их отказаться от идеи автономии Латвии в составе РСФСР и создать независимую Латвийскую советскую республику. Позже, в 1920 году, когда заключался договор между Советской Россией и Латвией, упорные латышские коммунисты опять выступили против, считая, что надо продолжать войну. И опять российским коммунистам пришлось их уговаривать, объяснять, что Россия истощена, что она не может себе этого позволить, что заключены договоры с Финляндией, Эстонией, Литвой, а потому и с Латвией надо заключить такой же договор.
zagars_0003a
Сегодня, согласно официальной линии, все правительство Стучки - это сплошные непатриоты Латвии и марионетки Москвы. Однако есть белое пятно, куда упрятаны факты, которые в эту картину не укладываются. «Марионетка» Стучка отказался создавать ВЧК на территории Латвии. А его «марионеточное» правительство отвергло кандидатуру Москвы на пост начальника морских сил и поставило своего человека, комиссара Зиединына. В гневе Советская Россия устроила Советской Латвии экономическую блокаду. Она свернула поставки продовольствия и отказалась возвращать в Латвию промышленное оборудование, эвакуированное ранее. Но кто об этой блокаде сегодня знает?
У нас нет проблем с историческими источниками. Громадные их пласты по сей день пылятся в библиотеках, но остаются неисследованными. Никто не хочет вскрывать бомбы, которые взорвут уже уложенную ровную картину. Считают, что пусть она лучше изобилует белыми пятнами. Кстати, вот вам еще одно такое обширное пятно - сельское хозяйство при Ульманисе. Источников - море. В Статистическом управлении хранятся все цифры, относящиеся к тому времени, разложенные прямо по месяцам. Однако изучать их охотников почему-то нет. Как думаете, почему? В чем тут загвоздка?
zagars_0003b

Мифы об «ульманлайки»
- Но погодите, это же то самое сельское хозяйство, которое завалило в 30-е годы беконом и маслом всю Европу. О нем все известно! С выставки об этом хозяйстве Атмода, можно сказать, началась. Публика конца 80-х была потрясена новым образом Латвии - кормилицы континента. И именно с той выставки пошло наше убеждение, что Европа и сегодня только и ждет, когда в ее рты снова потекут латвийские беконные реки и масляные ручьи.
- Эту радужную картину про пасторальную аграрную Латвию, житницу Европы, рисовали журналисты, политические активисты, ловкие манипуляторы общественным сознанием, да кто угодно. Но только не историки. Историки понимают ситуацию, вот и не горят желанием исследовать эту рискованную тему. На самом деле сельское хозяйство Латвии в 30-е годы было очень отсталым. Вот вам парадоксальные цифры: в Латвии жило 2 миллиона, из них сельским хозяйством занималось 1 200 000 человек, однако рабочих рук на селе категорически не хватало. Приходилось ввозить батраков из Литвы и Польши. Откуда такое странное противоречие? А все дело в отсутствии механизации. На всю страну имелось всего лишь 1300 тракторов и 9200 самых простых картофелеуборочных машин. Большая часть земли обрабатывалась вручную. Только 3 % хуторов имели электрическое освещение.
Урожайность была низкой. Если в Земгале собирали до 25 центнеров с гектара, то в Лудзе - всего 9 центнеров. В среднем выходило 15. Каковы причины такой урожайности? Не только в климате, но и в низкой аграрной грамотности. Ульманис, который семь лет жил в США, развернул целую кампанию - за повышение культуры ведения сельского хозяйства. Появились номальниеки: целая категория крестьянских хозяйств, которых требовалось обучить самым элементарным вещам. Из 270 тысяч хозяйств это было 100 тысяч, которые вообще ничего не знали. Они во второй четверти XX века вели хозяйство так, словно они жили в веке девятнадцатом. Их учили буквально всему: как строить колодцы, как ставить шиферные крыши, как повысить удои молока, как кормить домашних животных, чтоб больше практической пользы было, - в общем, азам крестьянского дела.
zagars_0004 (2)
И эти номальниеки жили не только в глубинке, в Балви, отнюдь. Отсталые хозяйства начинались уже под Ригой. Все они были на учете, каждую неделю их собирали на так называемые вечера. Сначала шла политическая лекция, чтоб не забывали, при каком замечательном режиме живут, а потом - лекция агронома. И он учил, давал советы, отвечал на вопросы.

- Но латвийский бекон, латвийское масло - они ведь шли на экспорт? Значит, Европа высоко ценила наши продукты.

- Латвийские продукты действительно хорошо раскупались в Европе. В первую очередь потому что дешево стоили. Латвия откровенно демпинговала. Ульманис скупал у крестьян продовольственные товары по одной цене, а продавал в Европу - по другой, гораздо ниже. Все крестьянские хозяйства существовали благодаря тому, что Ульманис установил на 22 вида товара фиксированную цену. И каждый крестьянин знал: сколько он произведет в этом году, столько государство у него и купит. Но все равно - далеко не каждому удавалось свести концы с концами. Чтобы развиваться, хозяйства брали кредиты. А вот отдать их получалось далеко не у каждого. Однако даже разоряющиеся хозяйства Ульманис заставлял тянуть. Он запрещал распродажи таких хозяйств через торги. Владельцы должны были все равно продолжать пытаться сводить концы с концами, другого варианта им не давалось. А - почему? Потому что президент понимал: эти люди, продав разоренное хозяйство, подадутся в город, где и так нет работы, и создадут костяк недовольных. Нет уж, пусть сидят на селе и «кормят всю Европу». «Крестьяне - основа латышской нации, и разорить их мы не дадим», - говорил Ульманис. Поэтому многие долги банки крестьянам списывали, перекредитовывали их хозяйства.

- Где же Ульманис брал столько денег на дотации? И как уговаривал банки списать долги?

- Так ведь банки эти были государственными. Когда Ульманис пришел к власти в 1934 году, в стране имелось 15 частных банков. А к концу его правления осталось только три: Латышский акционерный банк, где владельцами были англичане, Лиепайский банк - это был немецкий капитал, и Северный банк - еврейский капитал.
Ульманис ведь практически сразу взял курс на государственный капитализм: когда государство не наблюдает, а вмешивается в экономические процессы. Он делал фантастические вещи. В начале его правления 51 % промышленного капитала был в руках иностранцев, а к концу - уже только 10 %.

- Рейдерский захват?

- Да, но проведенный умно. Был создан государственный Кредитный банк, и он всякими путями, законными и незаконными, создавал национальные акционерные предприятия. Государство скупало фирмы, имевшие долги, некоторых владельцев специально доводило до разорения, и они были вынуждены продать свои предприятия за ничтожные деньги. Так в ведение государства перешли вагонный завод «Вайрогс», кондитерская фабрика «Лайма», пивоварня «Алдарис», ВЭФ, который изготавливал в ту пору широчайший ассортимент продукции - от радиоаппаратуры до спортивных самолетов. Мелких производителей Ульманис не трогал, но гигантов прибрал к рукам всех. Вот так он ковал экономическую подоплеку своим лозунгам: «Вождизм. Единство народа. Латышская Латвия». В каждой отрасли все ведущие заводы принадлежали государству. Ну и представьте: промышленность контролируется, финансы - в руках государства, иностранный капитал - уже не игрок и не конкурент. Такая страна бедной не будет. Это, кстати, прямо противоположная политика той, которую сегодня наши власти проводят. Попробуйте сказать сегодня иностранному капиталу - вон!
Благодаря этому у Ульманиса были деньги, чтобы дотировать село. А село - это были его избиратели. Вот у сегодняшних латвийских властей - другой адресат, все их законы и реформы направлены на поддержку чиновничества, это их избиратель. Потому и развели их у нас столько. А Ульманис, сам родом из земгальского села, ориентировался на крестьян и всячески их поддерживал.
zagars_0005 (2)

С такими друзьями врагов не надо

- Ну, если деньги у государства были, значит, Латвия все же благоденствовала. Отправляя в Европу масло, она сама должна была как сыр в масле кататься.

- Действительно, вся внешняя торговля была в руках государства. Но торговые партнеры у Латвии были очень наглые - Англия и Германия. Англичане диктовали условия какие хотели. А Ульманис, сделавший на них ставку, ни в чем им не отказывал. Сказали британцы, что Латвия должна заплатить им долги царской России еще 1913 года, - и Латвия заплатила. Корабли, которые возили в Европу бекон и масло, были англий ские. Почему? Англичане говорили - потому что у вас нет пароходов с рефрижераторами. Хорошо, отвечали наши власти, мы готовы такие пароходы приобрести. Англичане сразу ноту - нет, мы настаиваем на вывозе товаров только нашим транспортом.
Англичане навязывали Латвии свои товары. Все в директивном тоне, как приказ. Например: вы должны у нас покупать столько-то каменного угля. Не в Польше, которая под боком и где дешевле, а именно в Англии. Там целый список таких товаров был ими прислан - вплоть до английской селедки. И все это Латвия послушно закупала. Да что говорить, даже назначение министра иностранных дел в 1936 году было возможно только с одобрения Англии. Претендент на должность немец Вильгельм Мунтерс отправился в Англию на смотрины, и лишь когда Англия дала свое добро, его утвердили в должности. Зато когда Латвия попросила гарантии военного вмешательства в случае угрозы своей независимости, Англия их дать отказалась. Вот такие интересные отношения.
С 1939 года главным торговым партнером Латвии стала Германия. Началась война, и английские корабли уже не могли причаливать к балтийским берегам, поскольку морские границы закрылись. Поэтому латвийский бекон с маслом потек к немцам.
Те вели себя еще бесцеремонней. Если британцы платили за товары золотом, то немцы ввели клиринг, причем Латвии в качестве обмена всучивали часто ненужную ей продукцию. Так, ее внезапно завалили детскими игрушками. А иногда и вовсе предлагали записать долг на будущее.

zagars_0006a (2)

- А каковы вообще были отношения латышей и немцев? Эта тема тоже у нас освещается скупо.

- Немцы всегда сожалели, что не онемечили в свое время латышей
- как пруссов, что дали им поднять голову. Хотя Латвия оказалась в составе России еще в 18 веке, немецкая власть на этом не кончилась. Большая и лучшая часть земли по-прежнему оставалась в руках немецких баронов. У немцев были свои школы, свои церкви, свои газеты, свои клубы, свои культурные центры. И если почитать прессу тех лет, то видно, как конфронтируют между собой латышские и немецкие газеты. Латыши считали немцев врагами - и с этим ощущением подошли к порогу Первой мировой. Война еще больше обострила эти отношения. Царское правительство выселяло немцев из Латвии и отправляло за Урал. С евреями поступали точно так же, для царской России это были равноценные враги.
Немцы, конечно, мечтали о реванше. В их ближайших планах была колонизация Курземе. Там они планировали после окончания Первой мировой войны поселить 1 миллион немецких солдат. Немцы методично уже подсчитывали, сколько земли в наличии, как ее распределять. И даже успели создать два марионеточных государства: Курляндское герцогство и Балтийское герцогство. Но они просуществовали дней десять, не больше, пока длилась кайзеровская оккупация.
В 1920 году уже в независимой Латвии началась аграрная реформа. Очень радикальная - не зря ею Сталин интересовался. В соответствии с ней земли у немецких помещиков отбирали, ничего не давая взамен. Вот польским помещикам в Латгалии, у которых тоже землю национализировали, так им компенсацию заплатили. И подданным Голландии, Англии, которые тут владели землями, - им тоже возместили ущерб. А немцам демонстративно не дали ничего. Немцы пожаловались на Латвию в Лигу Наций, но та уклонилась от рассмотрения вопроса.
zagars_0006b
Латвийские новохозяева, получившие отнятую у немцев землю, понимали, что если Германия сюда явится, то у них не просто все отнимут, но еще и за все обиды отомстят. И Германия действительно все эти обиды копила. Когда в 1938 году назначенный новым послом Латвии в Германии Криевиньш вручал верительные грамоты Гитлеру, тот ему сказал: «Мы знаем, что вы там относитесь к нам плохо. Но мы вам это еще припомним». Весной 1941 года Германия разработала план, как себя вести на оккупационных территориях. Касательно Латвии Гитлер запланировал уничтожение 30-40 тысяч представителей латышской интеллигенции, которые настраивали, по его мнению, латышей против Германии. Когда 14 июня 1941 года Сталин провел депортацию латышей, немцы очень обрадовались. Альфред Розенберг, начальник Внешнеполитического управления НСДАП, удовлетворенно констатировал, что «русские нас опередили, и теперь не Германия главный враг латышского народа, а Советский Союз». В противном случае Гитлер бы сделал то же самое.
zagars_0006c
22 июня 1941 года, когда Германия напала на СССР, по всей территории Советского Союза была объявлена всеобщая мобилизация. В том числе и в Латвии. Однако уже на другой день мобилизацию в Латвии внезапно отменили. А из действующей Красной армии срочно уволили всех призванных уже из Латвии командиров и солдат. Это было демонстративно выраженное недоверие Сталина к латышам. И гитлеровцы, конечно, его использовали. «Вот русские вас в армию не брали, а мы берем, мы доверяем».
Неудивительно, что 100 тысяч латышей оказались в немецких формированиях.




Текст и фотографии из журнала "Патрон" (июль/август 2016).
публикация: maksim_kot

окончание
в следующем посте...

maksim_kot: (кот-сказитель)
Тут внезапно наш краевед разразился материалом про "рижского журналиста и учителя" под громким заголовком.
Про шпиёнов всегда интересно, вот я взялся посмотреть что там "журналист и учитель" пишет.
Оказалось, есть кое-что интересное!
Итак:
http://www.ves.lv/wp-content/uploads/2016/08/grossen-genrih.jpg"Немного воспоминаний оставили современники о довоенной Риге. Одни из самых подробных и интересных принадлежат перу Генриха Гроссена — рижского журналиста и учителя. В 1941–м швейцарскому подданному Гроссену удалось выехать на родину предков. В эмиграции он написал несколько тетрадок с воспоминаниями. В начале 1990–х их передал в Ригу сын Гроссена — Лев Генрихович, и они увидели свет в журнале «Даугава». Записки рассказывают о Риге 1920–1930–х годов, о коллегах, с которыми пришлось работать Генриху Ивановичу в газетах и школах, и, конечно, о самом авторе."

На первый взгляд обычный латвийский русский(швейцарец).
Дальше стало веселее.
"Родился он в 1881 году в городе Сандомире, на территории нынешней Польши, в семье швейцарских подданных, переехавших в Россию. Закончив юридический факультет Петербургского университета, Гроссен служит в уголовно–кассационном департаменте Сената...."
Между делом сотрудничает с газетами Петербурга, первый журналистский опыт.

"В годы Гражданской войны Гроссен — заведующий информационным отделом Северо–Западной армии генерала Юденича. Благодаря тому, что его жена Мария Ивановна Шулинская была родом из Риги, семья получила возможность выехать в Латвию. В Риге Гроссен был еще во время Первой мировой, когда служил в штабе 12–й армии."
- знатный белогвардеец наш "просто учитель" :)
Звание "заведующего" краевед обходит, а жаль, не солидно получается!


В Латвии в 1920-м подался в местную журналистику, поскитался по газетам....

Вот что пишет Гроссен:
«Работа в «Рижском курьере» протекала бурно, мы все были захвачены борьбой с большевиками. Я писал передовые статьи почти каждый день, за которые получал построчные.
В темах не было недостатка: жизнь ежедневно преподносила факты, так что за ними даже угнаться нельзя было. Кроме того, страны Прибалтики, в особенности Латвия, были, так сказать, буферными государствами, которые охраняли буржуазный Запад от коммунистического СССР.
В Риге был главный штаб корреспондентов западных газет, многочисленные осведомительные и разведывательные бюро, Рига, можно сказать, кишела шпионами разных оттенков… Все ретиво следили друг за другом… Жили мы во время работы в «Рижском курьере» на Малой Королевской, в маленьком доме генерала Бангерского, а редакция была на Грешной улице, куда я являлся в 9 часов утра …»

- периодически читая как наши нацпатриоты и просто антисоветчики всех мастей сидели под Абвером, такое свидетельство от человека знающего поднаготную общества того времени очень ценно.

"Гроссен успел поработать в рижских газетах «Вечернее время», «Слово», а в 1929–м, после закрытия последней, переквалифицируется в школьные преподаватели."
- почему в учителя? Гроссену было 48 и может быть ему надоела журналистская беготня (сузился круг русских газет в Риге - острее конкуренция?), а зарабатывать пенсию на твёрдом окладе на госслужбе вполне достойное спокойное занятие.

"В 1940–м в Латвию входит Красная армия. Отношение к ней и к советской власти у Гроссена, сотрудничавшего с Юденичем, понятно. Но он честно говорит в воспоминаниях, что Улманис политикой в отношении меньшинств, закрытием русских школ сам великолепно подготовил почву для большевизма:"
- интересное свидетельство об ульманлайках, сами "вырыли" себе революцию 40-го года.

«Ропот все усиливался. Почва для большевизма при Улманисе была великолепно подготовлена — и не только среди рабочих, но и среди интеллигенции, особенно меньшинственной».

"Не трудно представить, что ждало бы Гроссена как белогвардейца — пуля для главы семьи, лагеря для членов семьи. Но ему повезло — зимой 1941–го получил разрешение на выезд с семьей в Германию, а оттуда — в Швейцарию. Он прожил долгую жизнь и умер в Женеве 7 мая 1974 года."

- в августе 1940-го НКВД раскрыл германскую разведсеть в UTAG (кстати, не гуглится!), в марте-апреле 41-го была вскрыта крупная подпольная сеть националистов, сотрудничавших с Абвером через УТАГ(кое-кого расстреляли). Все контакты держались через германскую правительственную комиссию по репатриации немцев в Германию. Гроссен мог выехать только с содействия этой комиссии. (последующий поиск показал что в УТАГе работала его дочь Ванда и сын Мирослав)

http://cs623931.vk.me/v623931318/11229/IAUImHhH5qg.jpg

Конечно, врядли Гроссен в 60 лет представлял интерес разведки, но как старый белогвардейский кадр со связями вполне мог пригодиться, и бежать в случае опасности.

ПыСы:
Погуглил Гроссена. Вот что не упомянул краевед:

Справка "Русская Эстония":

Генрих Иванович Гроссен (10.01.1881, Сандомир - 7.05.1974, Женева)

Из семьи швецарских подданных. Первоначальное образование получил в сельской Горайской школе Опочецкого уезда Псковской губернии. Окончил 11-ю Санкт-Петербургскую гимназию (1902). Окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета (1910). Учился в Цюрихском университете, кандидат права. Помощник обер-секретаря Уголовно-кассационного департамента Сената. Некоторое время исполнял обязанности следователя на Кавказе. Параллельно занимался журналистикой, работая в журналах «Зритель», «Альманах для всех», «Народ» и др. Преподавал латинский язык, историю и географию на частных курсах Р. Домбровского в Петербурге с 1909 по 1914. В 1915 мобилизован. Офицер штаба 12-й армии.

В Северо-Западной Армии. Заведующий информационным отделом, редактор «Вестника Северо-Западной Армии».

В эмиграции в Латвии. Сотрдничал в редакциях русских рижских газет: «Рижский курьер», «Вечернее время», «Слово», «Сегодня». Давал частные уроки латинского языка у себя на дому, подготовляя учеников к экзаменам за полный курс. Член правления «Русского общество в Латвии», Русского театрального общества, товарищ Председателя Латвийского 1-го общества писателей и журналистов. В 1928 Цензовой комиссией Министерства образования Латвии присвоены права полноправного учителя основных школ с русским языком обучения. В 1931 служил в Рижской дополнительной школе учителем русского языка, вероучения, коммерческих знаний и политэкономии – в коммерческих классах и учителем географии в основной школе. В 1932/33 учебном году преподавал политэкономию в Рижской практической русской гимназии. 4 года преподавал в частной гимназии О.Э. Беатер. В 1933 признан полноправным учителем средних школ с русским языком обучения с правом преподавания законоведения и общественного права. В 1928 принят в Латвийское подданство. 27.02.1941 уехал Германию (репатриация). С 1941 в Швейцарии. Журналист (псевд. Нео-Сильвестр).

Семья: жена Мария Ивановна, урожденная Шулинская (22.07.1889 - 26.06.1982, Женева); сыновья Мирослав (1916 – 1989) и Генрих (р. 1919); дочь Ванда (р. 1917), балерина
Сочинения
В заграничном университете
Нео-Сильвестр Г. Батько Булак-Балахович (Рассказ судебного следователя) // Возрождение. Тетрадь 16. Paris, 1951
Нео-Сильвестр. На буреломе (воспоминания русского журналиста). Франкфурт на Майне, 1966; Цюрих, 1971

Об УТАГе:

"Старший сын Мирослав, студент последнего курса юридического факультета, к приходу большевиков служил в UTAG, что значит по-русски Переселенческое Акционерное Товарищество на Вере (Umsiedlungs Treuhand Actien Geselschaft), в юридическом отделе. Там же служила в 1939 году с сентября дочь Ванда, которая, вернувшись из Лондона после гастролей балетной труппы де Базиля по Австралии и Новой Зеландии, осталась без ангажемента. Служила она в УТАГе несколько месяцев и потом, когда явились большевики, в июне 1940 г. была приглашена директором оперы Вилюманом в балет, где и работала как солистка, получая 550 рублей в месяц.
Младший сын Генрих-Лев пока нигде не служил, учился в университете (инженерный факультет) и имел субсидию.
Таким образом, с точки зрения Чека или ГПУ — в последнее время оно стало называться НКВД — мы трое были неблагонадежны.
Полпредство раз требовало у латвийского правительства высылки целого ряда журналистов — Бережанского, Галича, Пильского и в том числе меня, но это требование успеха не имело, тем более что в 1927 году я был швейцарским гражданином, а не нансенистом, как полагало полпредство."

"С большими усилиями и то благодаря Ванде и Славе, которые имели особую бумагу от УТАГа, нас пропускают.
Вызвали нас часов в 12. Зало, где заседали комиссии, было несколько ступеней вниз, налево от главных дверей. Налево и направо расположены столы, за которыми сидели члены комиссии — по три человека за каждым столом, а перед столами сидели жертвы, кандидаты в переселенцы.
Вскоре освободились места у первого стола, куда мы и сели.
Оказалось, мы попали к самому свирепому чекисту, к Наумову. Он сидел первым слева, угрюмо подперев рукой щеку, мрачно смотрел в сторону, изредка бросая пронизывающие взгляды на подневольного собеседника. Рядом с ним сидела маленькая барышня, видимо латышка, а справа молодой человек, можно сказать мальчик — немец в форме, добродушный, наивный, веселый.
Надо было придумать такое сочетание — чекист, мрачный, свирепый, некультурный, с пеной у рта набрасывающийся на каждого кандидата в переселенцы, и этот неопытный мальчик-оппонент.
Выкладываем наши документы, и вот начинается комедия!
Переводчица каждый документ просматривает и переводит лейтенанту Наумову.
—    Н-да, значит они из Швеции?
—    Из Швейцарии, — поправляет переводчица.
—    Спросите их, — продолжает, не обращая внимания на поправку, чекист, — почему они не поехали прямо в Германию из Швеции, а приехали в Ригу. — И тут же прибавляет: — Мы эти штучки знаем!
Я заявляю по-немецки, что мы здесь уже 20 лет и из Швеции не приезжали.
—    Где родились эти шведы? — раздался невозмутимый по непогрешимости вопрос Наумова.
Этот вопрос наконец выводит из созерцательного состояния молодого
члена немецкой делегации, занятого отметками в аттестатах наших детей.
—    Позвольте заметить, — заявляет он, беря карандаш и белый лист бумаги, — господа Гроссен из Швейцарии, а не из Швеции. Швеция находится на Скандинавском полуострове, бот здесь, — он быстро чертит и показывает чертеж угрюмому Наумову, — а Швейцария, имеющая вид черепахи, на юге, над Италией. . . Вот здесь. . . Население состоит из трех народностей, немецкой на севере, там же кантон Берн, откуда происходит г. Гроссен, французской — на юго-западе, вот здесь, и итальянской — на юге. . .
Не обращая внимания на этот урок географии, чекист, узнав, что я родился в Сандомире, старший сын Мирослав в Санкт-Петербурге, дочь — тоже там, а младший сын Генрих — во Пскове, произносит наконец правильное заключение:
—    Какие же это шведы, — слово «швейцарцы» он так и не мог произнести, — они русские!
Молодой человек опять пытается пояснить, что швейцарец может родиться и в России и жить в ней, не быв в Швейцарии.
—    Не может, — следует тупой ответ и вопрос, откуда у них документы, кем выданы?
—    Швейцарским консульством, из Швейцарии, — с особым ударением на слове «консульство» следует ответ секретарши.
—    Не пропускаю! Знаем, какие бумаги выдают иностранные консульства, будем действовать по договору или бросим это дело! — вдруг начинает горячиться член советской комиссии. Член немецкой комиссии, привыкший к подобным словам советского делегата, спокойно забирает бумаги, встает и несет их на противоположную сторону — в конфликтный стол, где рассматриваются спорные вопросы."

"И вот утром, кажется 17 февраля, мы снова все в комиссии, там уже пришлось исполнить формальности, ответить о профессии, дать положительный ответ о добровольном желании переселиться, о большом багаже и т. п. Наконец мы получаем долгожданную бумажку, превращающую нас в людей. А бумажка эта гласила: Переселенческое свидетельство (№ 6421). Господину Гроссену Генриху, род. 10.1.1881, место рождения Сандомир, последнее местожительство Рига, ул. Валдемара № 71—6, разрешается переселение из Латвийской ССР в Германию."

(Воспоминания Гроссена отсюда)

Вот такая история!


maksim_kot: (kommi-kot)
Недавно мы читали о расстреле в Рижской тюрьме в последние дни перед захватом Риги немцами в 1941 году Угловой дом. Июнь 41-го: "убыли по 1-й категории". . Речь об этих самых патриотах-повстанцах. На страницах ИМХО-клуба http://imhoclub.lv/ru/material/ijunskoe_vosstanie почитаем a_dyukov про аналогичное "восстание" в Литве и к чему это привело.
Литву захватили быстрее, у Риги было несколько дней...

«Июньское восстание»

Повстанцы 1941 года — герои народа или агенты нацистов?
Александр Дюков РоссияИсторик


Если для граждан России 22 июня 1941 года — это день начала Великой Отечественной войны, день памяти и скорби, то в соседней Литве в этот день вспоминают не только нападение Германии, но и так называемое «Июньское восстание»…


http://imhoclub.lv/admuploads/image/iprhqe5_so4z15s3pmhaoa.jpgКнига журналистки Руты Ванагайте «Наши» рассказывает об участии литовцев в убийстве евреев во время Второй мировой войны

Это весьма неоднозначное историческое событие, вызывающее дискуссии как в литовском обществе, так и в научной среде.

Для одних «Июньское восстание» 1941 года — героическое сражение литовцев за освобождение своей родины от советской власти, для других — начало агрессивного преследования литовских евреев, неотъемлемая часть Холокоста.

Болезненная общественная реакция на вышедшую в начале 2016 года книгу литовской журналистки Руты Ванагайте «Наши» (об участии литовцев в убийствах евреев) наглядно продемонстрировала, что, несмотря на прошедшие десятилетия, вокруг «Июньского восстания» и последовавших за ним событий продолжают бушевать нешуточные страсти.



Вопрос о роли германских разведывательных служб в организации «Июньского восстания» не менее болезнен для литовского общества, чем вопрос о соучастии местных «национальных партизан» в Холокосте.

Образ благородного повстанца, взявшего в руки оружие для восстановления государственной независимости своей родины, плохо согласуется с работой в интересах нацистского Третьего рейха.


«Повстанцы 1941 года — герои народа или агенты нацистов?» — этот вопрос, сформулированный в 2001 году литовским историком Людасом Труской, до сих пор волнует умы, несмотря на свою излишнюю категоричность.


Так что же представляло собой «Июньское восстание»?


ПРИСОЕДИНЕНИЕ

Все началось 15 июня 1940 года, когда колонны советских войск перешли границу Литвы.

Их, согласно приказу командующего литовской армией генерала Винцаса Виткаускаса, дружественно встречали литовские офицеры, в задачу которых входило разрешение всех возможных недоразумений.

Размещение на территории Литвы дополнительных контингентов советских войск было узаконено соглашением, которое тем же вечером подписали генерал Виткаускас и командующий Белорусским Особым военным округом генерал Дмитрий Павлов.

Однако ни для кого не было секретом, что данному соглашению предшествовал жесткий ультиматум Кремля. Москва поставила Каунас, тогда столицу Литвы, перед выбором: либо смена правительства и введение в страну дополнительных контингентов советских войск, либо война.



Задачей литовских подпольных организаций была подготовка к борьбе в тылу Красной армии. Повстанцы на улицах Каунаса в июне 1941 года


После получения ультиматума литовский диктатор Антанас Сметона, самовластно правивший республикой с 1926 года, пытался убедить своих соратников в необходимости оказать сопротивление, однако его не поддержали ни военные, ни гражданские чиновники.

В тот же день Сметона бежал в Германию, а уже менее чем через два месяца, в начале августа 1940 года, Литва официально вошла в состав СССР.


Присоединение Литвы (да и всей Прибалтики) для советского руководства было вынужденным экспромтом.


Еще осенью 1939 года в Кремле полагали, что для обеспечения безопасности СССР на прибалтийском направлении вполне достаточно пактов о взаимопомощи, советских военных баз в республиках и договоренностей с Берлином о разграничении зон влияния.

Все изменилось в мае 1940 года, когда наступление на западе неожиданно обернулось триумфом германского оружия. В Москве прекрасно понимали, что, победив на западе, Гитлер двинется на восток.

Ситуация усугублялась тем, что весной 1940 года советская разведка отследила активизацию сотрудничества литовских и немецких спецслужб.

В конце февраля 1940 года начальник Департамента госбезопасности МВД Литвы Аугустинас Повилайтис ездил в Берлин, где встречался с высокопоставленными сотрудниками РСХА — руководящего органа политической разведки и полиции безопасности Третьего рейха.

В Москве знали, что разговор шел о возможности передачи Литвы под германский протекторат. Реализация подобного сценария стала бы для СССР катастрофой.







«Хотя советское правительство и составило с немецким правительством договор о дружбе, этот договор не освобождает нас от шагов предосторожности, — объяснил впоследствии министру «народного» правительства Литвы Винцасу Креве-Мицкявичюсу нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов. — Сметона обращался к немецкому правительству, чтобы то ввело в Литву войска, обещая окружить немногочисленные гарнизоны СССР и их обезоружить. В связи с этим советское правительство было вынуждено предпринять соответствующие шаги, потому что не хотело повторить ошибок французов, не захотевших в свое время оккупировать Бельгию».







Присоединением Литвы к СССР Москва преследовала цель остановить укрепление германского влияния в регионе.

Однако вскоре ей пришлось столкнуться с новыми, непредвиденными проблемами.


ПОДПОЛЬЕ

Любая смена политического строя (а тем более утрата национальной независимости) порождает недовольных.

Части населения Литвы установление в республике советской власти принесло несомненную социальную и экономическую выгоду, а другим — национализацию имущества, оскорбление религиозных чувств и осознание невозможности встроиться в новую систему госуправления.


Казис Шкирпа
руководитель Фронта литовских активистов


Кремль, разумеется, был готов к появлению недовольных. Предполагалось, что при помощи агитации и пропаганды большинство удастся переубедить; теми же, кто перейдет к созданию антисоветских подпольных организаций, займется НКВД.

Образование подпольных организаций — не такое уж простое дело, как может показаться. Заговорщикам необходимо найти верных людей, создать конспиративные системы связи между подпольными группами внутри страны, а также установить связь с заграницей.

Поэтому на стадии формирования подполье довольно легко ликвидируется органами госбезопасности.


Леонас Прапуоленис — ключевая фигура
подполья Фронта литовских активистов


Непредвиденная Кремлем проблема заключалась в том, что в Литве конспираторам не нужно было начинать создание подполья с нуля, рискуя быть разоблаченными. В республике уже существовало большое число подпольных организаций.

Причиной тому была неэффективность диктаторского режима Сметоны.

Соседними Эстонией и Латвией также правили диктаторы, пришедшие к власти в результате военных переворотов, однако Константин Пятс в Эстонии и Карлис Улманис в Латвии сумели ликвидировать оппозиционные партии и сплотить общество. Сметоне же удалось лишь загнать оппозиционные группы в подполье.

Оппозиционеры постоянно строили заговоры, готовили военные перевороты и без какого-либо смущения принимали помощь от сопредельных стран — Польши и Германии.


Во главе военных заговорщиков в Вильнюсе
стоял майор Витаутас Бульвичюс


По данным Департамента госбезопасности МВД Литвы, в 1927—1939 годах имело место 13 попыток вооруженного переворота, не считая всевозможных политических покушений — как осуществленных, так и сорвавшихся.

Одной из политических организаций с развитым подпольным компонентом была католическая молодежная организация «Будущее» («Атейтис», отсюда название членов организации — атейтининки), широко представленная в студенческих корпорациях и имевшая разветвленную сеть нелегальных ячеек в старших классах гимназий.

Только в гимназиях численность атейтининков превышала 11 тыс. человек, при этом ничего не было известно ни о личном составе ячеек, ни даже о том, в каких школах они существуют.

Чекисты видели в атейтининках всего лишь одно из потенциально опасных движений с неудобоваримым для русского слуха названием.


На самом деле руководство этой далеко не безобидной организации имело связи с германскими разведслужбами.


Еще в конце 1938 года в Клайпеде (Мемеле) был создан оппозиционный режиму Сметоны Союз литовских активистов (СЛА), объединивший как представителей крайне правых, так и социал-демократов.

Ни для кого не было секретом, что организация финансировалась нацистской Германией, в тот момент чрезвычайно заинтересованной в дестабилизации политической ситуации в Литве и отторжении населенного немцами Клайпедского края.

Департамент госбезопасности МВД Литвы вполне обоснованно завел дело против лидеров СЛА, но в апреле 1939 года, после улучшения отношений с Германией, дело закрыли. Одним из основателей организации был атейтининк Леонас Прапуоленис.

Опыт пронемецкого СЛА германские спецслужбы использовали после присоединения Прибалтики к СССР.

В ноябре 1940 года бывший посол Литвы в Берлине полковник Казис Шкирпа объявил о создании Фронта литовских активистов (ФЛА) — антисоветской подпольной организации, возводившей свою родословную к «движению клайпедских активистов 1938—1939 годов».

Связи ФЛА с немецкими спецслужбами были столь же очевидными, как и у его предшественника.

Шкирпа возглавлял Берлинский центр ФЛА. На территории Литвы основную организаторскую работу проводил Каунасский центр, одним из создателей которого стал уже упоминавшийся Леонас Прапуоленис. Именно он обеспечивал связь с Берлином и, таким образом, являлся ключевой фигурой подполья.

Один из его товарищей вспоминал:






«Мы создали штаб литовских активистов Каунасского сектора… Эта работа происходила достаточно успешно, потому что Л. Прапуоленис все время отдавал организационным делам Фронта».





Разветвленная сеть атейтининков легла в основу подполья ФЛА; студенческие братства и нелегальные ячейки в гимназиях начали вести антисоветскую пропаганду и готовиться к вооруженному выступлению против новой власти.

Еще одним источником кадров для подполья стал Союз стрелков — существовавшая в Литве государственная военизированная организация.

Ее члены получали военную подготовку, проходили обучение самообороне и методам ведения партизанской войны. Во времена Сметоны Союз стрелков Литвы насчитывал более 60 тыс. человек.

Последовавшая летом 1940 года ликвидация организации принесла лишь формальное решение проблемы, ведь входившие в нее люди никуда не делись. Среди них были те, кто ничего не имел против советской власти, однако нашлись и те, кто откликнулся на призыв к восстанию. При этом некоторым ячейкам Союза удалось скрыть некогда выданное им литовскими властями оружие.

Наравне с Каунасским действовал также Вильнюсский центр ФЛА. Его ядро составляли офицеры бывшей литовской армии, после присоединения республики к СССР переформированной в 29-й территориальный стрелковый корпус РККА.

Во главе военных заговорщиков стоял помощник начальника оперативного отдела 179-й стрелковой дивизии майор Витаутас Бульвичюс. Связь с Вильнюсским центром поддерживал все тот же Леонас Прапуоленис.


ПЛАНЫ

Поскольку руководство ФЛА весьма активно контактировало с германскими спецслужбами (прежде всего с абвером, немецкой военной разведкой), планы этой организации были тесно увязаны с нацистскими.

Целью подпольной деятельности объявлялась подготовка к восстанию и проведению диверсионных актов в тылу Красной армии уже после нападения Германии на СССР.

Обширная инструкция «Указания по освобождению Литвы», разработанная в марте 1941 года, позволяет констатировать, что, хотя руководство ФЛА и не располагало информацией о точной дате вторжения Германии на территорию Советского Союза, о самом факте готовящейся войны оно было прекрасно осведомлено.



Связанные евреи, арестованные литовскими националистами. 1941 год


Весьма наглядна содержавшаяся в «Указаниях» постановка задач по обеспечению продвижения немецких войск. Внимание боевиков ФЛА обращалось, в частности, на такой важный момент:






«Создавая препятствия отступлению русской Красной армии и транспорту, нужно избегать больших взрывов, особенно не уничтожать мосты. Наоборот, прилагать усилия для их защиты, чтобы их не уничтожили красные, потому что они будут очень нужны идущему вперед немецкому войску, особенно их моторизованным частям, чтобы им не нужно было тратить время на переправы через реки».





Как следует из послевоенных показаний бывшего заместителя начальника диверсионного отдела абвера полковника Эрвина Штольце, о выполнении заданий литовским националистам пришлось впоследствии отчитываться перед военной разведкой Германии.


В этом нет ничего удивительного: немецкие военспецы принимали непосредственное участие в подготовке военной части инструкции.


Не стоит, впрочем, отрицать тот факт, что некоторые задачи подполья были сформулированы руководством ФЛА самостоятельно.

Так, например, разрабатывались планы решения еврейского вопроса. Практические инструкции «Указаний» по организации подпольной и боевой деятельности носили антисемитский характер.

Задачей готовившегося восстания объявлялось «освобождение от советского коммунистического террора и еврейской эксплуатации». И потому, особо подчеркивалось в документе, «для идейного созревания литовского народа необходимо усилить антикоммунистические и антиеврейские акции», а с приходом немецких войск «важно по случаю избавиться и от евреев».

Инструкция гласила:






«Следует создать в стране такую тяжелую атмосферу против евреев, чтобы ни один еврей не мог осмелиться допустить и мысли, что в новой Литве он сможет еще иметь какие-либо права и вообще возможность жить. Цель — заставить всех евреев бежать из Литвы вместе с красными русскими».





В широко распространявшихся подпольем ФЛА листовках литовцев призывали убивать евреев.

Изгнание евреев должно было послужить образованию моноэтнического государства — Литвы для литовцев. Что же касается политической ориентации новой Литвы, то ей надлежало стать пронемецкой.


Фактически речь шла о создании подконтрольной нацистам марионеточной государственности по примеру Независимого государства Хорватии.




Каунас стал одним из центров антисоветской подпольной организации Литвы. Литовские активисты в июне 1941 года


ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ

О существовании Фронта литовских активистов в НКВД Литовской ССР узнали уже в середине ноября 1940 года, однако о масштабах деятельности подполья стало известно лишь весной 1941-го.

Кропотливая разработка связей германской разведки дала неожиданный результат: во второй декаде марта на перевербованного советскими контрразведчиками агента гестапо «Балтийскую» вышел представитель ФЛА и вручил ей для передачи в подполье листовку Литовского информационного бюро в Берлине (структуры, тесно связанной с ФЛА).

Из листовки следовало, что Фронт литовских активистов в преддверии нападения Германии на СССР готовит масштабное вооруженное выступление.

Получив эту информацию, нарком госбезопасности ЛССР Петр Гладков ориентировал подчиненных сосредоточить внимание на разработке «контрреволюционных повстанческих формирований».

В апреле — начале мая 1941 года органы НКГБ выявили и ликвидировали ряд связанных с ФЛА подпольных организаций. Однако вскрыть всю сеть националистического подполья не удавалось: инструкции ФЛА предусматривали образование хорошо разветвленной и децентрализованной системы подпольных ячеек, малоуязвимой для советской контрразведки.

В начале мая, когда была зафиксирована интенсификация деятельности германской разведки, органы НКГБ перехватили новый инструктивный документ подполья, содержавший план диверсионной деятельности на территории ЛССР.

Ситуация складывалась критическая: в короткие сроки справиться с разветвленной сетью ФЛА обычными оперативными мерами не представлялось возможным, в то время как имеющаяся информация свидетельствовала о приближении войны с Германией.

И тогда этот гордиев узел решили разрубить.


12 мая 1941 года НКГБ Литвы выступил с принципиально новым предложением:


не ограничиваясь изъятием «контрреволюционных элементов» из числа оказавшихся в Литве польских беженцев, провести большую депортацию нелояльных советской власти из республики.


Одновременно с подготовкой операции по выселению органы НКГБ ЛССР продолжали работу по выявлению и ликвидации подпольных ячеек.

Главной удачей советских контрразведчиков стал перехват в начале июня мартовской инструкции «Указания по освобождению Литвы» и ряда других важных документов националистического подполья.

Благодаря содержавшейся в них информации было вскрыто несколько центров ФЛА, в том числе в Вильнюсе. Среди арестованных оказался и глава военных заговорщиков майор Витаутас Бульвичюс.






«Действовавшие в подполье организаторы восстания в Вильнюсе понесли тяжелые потери. Накануне НКВД арестовало ключевых командиров и около 300 офицеров. Стало невозможным осуществить первоначальный план — объявить, как предполагалось, независимость в Вильнюсе», — вспоминал о тех событиях один из видных участников подполья ФЛА Витаутас Антанас Дамбрава.






Куда меньшим был вклад в пресечение деятельности Фронта литовских активистов депортации, проведенной 14—15 июня 1941 года.

Органы НКГБ—НКВД «изъяли» около 17,5 тыс. человек. Примерно 5 тыс. из них были арестованы и направлены в лагеря ГУЛАГа, 12,5 тыс. — высланы на поселение в отдаленные районы СССР.

В какой-то степени эта репрессивная операция ударила по связанному с нацистскими разведслужбами подполью, однако основными жертвами депортации стали люди, непричастные к ФЛА, в том числе женщины и дети.


ВОССТАНИЕ

Как бы то ни было, полностью разгромить подполье Фронта литовских активистов советским органам госбезопасности не удалось.

Сразу же после нападения Германии на СССР формирования ФЛА развернули борьбу в тылу Красной армии.

Отряды литовских активистов, или, как их называют в современной Литве, «национальных партизан», совершали диверсии, нападали на мелкие воинские подразделения и государственные учреждения, устраивали массовые расправы над коммунистами и просоветски настроенными литовцами.

Стремительное наступление немецкой армии позволило ФЛА приступить к реализации своих планов по «возрождению литовской государственности» под протекторатом нацистской Германии, включавших в себя преследование «враждебных» категорий населения, и в первую очередь евреев.

Начавшись как самостоятельное предприятие, эти убийства продолжились затем во взаимодействии с айнзатцгруппой «А».

Постановлением сформированного ФЛА так называемого Временного правительства Литвы был создан первый на оккупированной нацистами территории СССР концлагерь для евреев.

Показательно, что вклад литовских «национальных партизан» в Холокост получил впоследствии высокую оценку штандартенфюрера СС Карла Егера. Не менее высоко оценивала действия боевиков ФЛА германская военная разведка, удовлетворенная выполнением ими задач в тылу Красной армии.


Тем обиднее для подпольщиков оказался тот факт, что ни о какой марионеточной литовской государственности их немецкие хозяева даже не думали.


Для нацистов Литва была территорией, подлежавшей включению в рейх и германизации, а литовцы — неполноценной нацией, большая часть которой обрекалась на уничтожение или выселение за Урал.

Услуги участников ФЛА никто не собирался забывать, но их ждали лишь должности в «доверительном совете» при местной оккупационной администрации.

«Июньское восстание» было мероприятием, организованным под чутким руководством германских спецслужб. И борьбой за независимость Литвы оно оставалось лишь в наивных мечтах литовских активистов.
Журнал «Историк»


Читайте также:
Александр Дюков. Накануне Холокоста. Кто первый начал



maksim_kot: (kommi-kot)
Вчеоа был траурный день.... а сегодня нет.
Поэтому можем праздновать первый день начала Советской власти
:))

Оригинал взят у [livejournal.com profile] buksartis в 17 июня
Схема (на литовском языке) одновременной социалистической революции в Литве, в Латвии и в Эстонии 17 июня 1940 года.


maksim_kot: (кото-фото)
Предпоследний репортаж из Музея истории Латвии.
Предыдущие:
Музей Истории Латвии (2). Ульманлайки.
Музей Истории Латвии (1). Коридоры времени.
Сегодня будем смотреть открывшуюся в декабре экспозицию (по случаю открытия было бесплатное посещение, чем я и воспользовался!) "Советская власть в Латвии: идеология, правление и хозяйство 1944-1985".
muzej_IstLatv3_2015_00027Вы увидите 25 фотографий трёх залов этой экспозиции.
Также:
- Ленин и чаша Сталину
- пионеры и халат
- советский калькулятор
- что страшнее СС
- что смотрели две девочки
- что пишут об СССР дайте мне валерыча!
- нацисты как "ум, честь и совесть"
- путь к свободе
- незаметные достижения СССР
- двусмысленная карикатура перестройщиков
- оригинальные девайсы на потолке :)
- советская комната 60-х

1. Поскольку музей представляет из себя коридоры и комнаты/залы, то найти нужное довольно трудно. Вот, например, указатель к экспозиции "Советская власть в Латвии: идеология, правление и хозяйство 1944-1985". По-другому найти можно только спрашивая персонал или методом тыка. Надеюсь, они наладят навигацию :)



muzej_IstLatv3_2015_00026
2. Общий вид первого зала. Скромненько, но со вкусом :)

muzej_IstLatv3_2015_00011
3. По стеночке достижения Советской Латвии. Коллажи разделены по временным периодам правления генсеков.

muzej_IstLatv3_2015_00001
4. Основные темы фотографий: "люди ходят на демонстрации/митинги", "люди работают" и поют только хором.
Вполне нейтрально..

muzej_IstLatv3_2015_00002
5. Ваза для товарища Сталина.

muzej_IstLatv3_2015_00003
6. Описание я не нашёл. Думаю что это один из подарков к дню рождения Сталина.
На втором плане часть стенда периода 1944-53 годов

muzej_IstLatv3_2015_00008
7. Посмотрим стенды на другой стороне.
Здесь представлены темы экспозиции: идеология, управление, хозяйство.

muzej_IstLatv3_2015_00004
8. Идеологическая работа предствлена пионерами.
Оно и понятно - уровень экспозиций в музее предназначен скорее для школьников.
Красный листок А4 с текстом в правом углу популярно разъясняет "политику партии".

PC190084_ideologija
9. Текст на латышском не буду переводить весь.
Частичный перевод (здесь и ниже отсебятину не добавляю, как было в тексте так и перевел сокращая):
После оккупации главным было советизировать образование и культуру. Школа была идеологизирована. Октябрята, пионеры, комсомольцы. Главным было вырастить лояльных режиму граждан. Была "Холодная война" и все готовились к войне: была гражданская оборона, развитие физкультуры и все ходили с одинаковой стрижкой.
Ещё сильнее контролировались культура и общественная жизнь. Пока не умер Сталин. Культура насаждала идеологию. Везде была цензура и ограничения, изучали биографии на предмет неблагонадёжности. Праздники были советские, Рождества и Пасхи не было. В 1961 временно запретили Лиго! (то есть при Сталине Лиго праздновали, а Хрущёв взял и запретил? :)))) Праздник Песни стал Советским Праздником Песни и в нём часть репертуара занимали песни посвящённые советской власти и "дружбе народов". Несмотря на давление пропаганды во время советской оккупации были сохранены латышский язык, культура и традиции. С 60-х годов появились новые традиции выражения свободомыслия - Театральные, Художественные и Поэтичесике Дни, которые были важны для латышской культуры....

Я просто охреневаю от этой лабуды!
Дайте мне молока в качестве компенсации за вредность!

http://postrussia.info/wp-content/uploads/2013/08/%D0%BE%D0%B1%D0%B5%D0%B7%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%B2%D1%88%D0%B8%D0%B9-%D0%BA%D0%BE%D1%82-%D0%BF%D1%8C%D0%B5%D1%82-%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%BA%D0%BE.jpg

muzej_IstLatv3_2015_00006
10. Продолжение экспозиции. После "пионеров" идут "колхозники" и "производственники". В угле большая витрина "партийцев".

muzej_IstLatv3_2015_00005
11. Часть витрины стенда "колхозников".
Я сначала думал что это роба узника ГУЛАГа :))
Оказалось это рабочий халат 70-х и галоши производства "Метеор" 40-х. Почему они вместе у "колхозников"? Просто решили что визуально подходят!
Также производственные вымпелы (на переднем плане сине-белый - рыболовецкий колхоз "9 Мая") и медали (с красной колодкой - "Победитель Соцсоревнования 1980").

PC190084_lauki
12. Соответственно теме листочек "Сельское хозяйство и коллективизация".
Опять же частично переведу:
Латвию начали ровнять по модели СССР. Главным было создать на месте индивидуальных хозяев коллективное хозяйство. Первый колхоз создали в 1946 году. Наряду с колхозами создавали совхозы. Индивидуалам ставили разные препоны, а зажиточных крестьян называли "кулаками". Те кто до 1949 года не вошли в колхозы были депортированы 25 марта 1949 года. Крестьяне боялись массовых репрессий и начали вступать в колхозы. Вступившим в колхозы оставляли маленький кусок приусадебного участка, одну корову и мелкую живность. Новые колохозы преподносились как свободная и прогрессивная крестьянская инициатива, им давали идеологичесике названия, к примеру "Путь коммунизма".. Первое десятилетие колхозы были низкопродуктивные. Скотина плохо содержалась, пастбища сократили, часть забили из-за трудностей с кормами. Техника была неисправная, инициативы, типа попыток ввести в нашей климатической зоне неприемлемую кукурузу, были необдуманные. Низкая продуктивность скрывалась, выпячивались образцовые хозяйства демонстрировали высокий уровень. Компенсируя перебои продукции разрешали продавать выращенное в приусадебном хозяйстве. С колхозами изменялся сельский пейзаж. Он заполнялся большими фермами, административными зданими колхозов, многоквартирными домами, мастерскими. Загрязняли окружающую среду....

М-да, тут молоком не обойтись, надо сметану ложками жрать чтобы успокоиться...
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/8/100/502/100502594_5.jpg


muzej_IstLatv3_2015_00007
13. Производственникам на стенд положили советский калькулятор - счёты, ещё медали и вымпелы.
На дальнем фото поздравляют прядильщиц огрской трикотажки с чем-то там выполненым...

muzej_IstLatv3_2015_00013
14. Очередная бумажка с жестокой правдой того времени: "Индустриализация и иммиграция".
Частичный перевод:
Применялась модель как и в СССР - развитие крупного промышленного производства, сначала в Риге потом по всей Латвии. Были представлены машиностроение, электротехника, трикотажное и текстильное производство, продовольственное и химическое производство. Многие производства были предназначениы для военных нужд. Хозяйство было плановое и главным было выполнить пятилетку. Планировали в интересах всего СССР и не брали в расчёт местные особенности, рождая дифицит Это рождало негативные последствия - в окружающей среде, уровне жизни и социальных проблемах. Советская производительность была низкая, главным было количество, а не качество. Для улучшения труда и ради пропаганды существовало "социалистическое соревнование", ударники награждались и участвовали в пропаганде. Новым предприятиям были нужны работники и была проведена массовая неконтролируемая имиграция из России, Украины и других республик СССР. Активными были периоды после окончания второй мировой войны и после 1959 года. С 1946 по 1989 год в Латвию прибыло примерно 700 000 человек. Количество прибывших увеличивала Советская Армия с Ригой как центром Балтийского военного округа. Все говорили по русски, общались между собой по русски, и латышам тоже приходилось общаться с приезжими по русски. Соотношение латышей уменьшилось. Если в 1935 году было 77% латышей, к 1989 их стало 52%. Имиграция привела к нехватке квартир, малогабаритные квартиры, общежития, комуналки были частично наполенены чужими семьями. Города были дополнены типовыми многоквартирными районами.

Под конец пью валерыч, спокоен как удав!
http://i076.radikal.ru/1305/03/6960f953cff0.jpg

продолжаем...

muzej_IstLatv3_2015_00009
15. Стенд партийцев: съезды, конференции, партбилеты,
Курильщики сразу узнают пачку сигарет "Космос" с ракетой, туристы вспомнят термос "1987", ну и классический гранёный в подстаканнике.
Мне показалось что это набор делегата партийного съезда - к 1987 году в стране-то больше ничего не было! всё осталось в зале ульманлайков :))

Перейдём в соседнюю комнату - вторая мировая война, СССР "встречается" с Германией.

muzej_IstLatv3_2015_00014
16. Историческая камера. Из примечательного - кровать. Всё остальное сразу и так понятно.
В железной прямоугольной трубе лежит заламинированный какой-то документ, уже не помню что. Нафига эта инсталяция я так и не понял.

muzej_IstLatv3_2015_00016
17. Кровать, точнее шконка, находилась в Угловом доме (КГБ), в изоляторе в 21 камере. Про Угловой дом я делал подробный репортаж год назад.
Здесь она символизирует акцент на ЧеКа, потому что в этой части экспозиции чекисты явно страшнее для латышского народа чем СС.

muzej_IstLatv3_2015_00018
18. Вот хорошие/иногдаплохие нацисты и вот всегда плохие коммунисты....
Фашисты разрушали в борьбе с коммунизмом, а коммунисты сажали латышей-орденоносцев - другого посыла я там не увидел.

muzej_IstLatv3_2015_00019
19. В этом зале я нагнал русских девчонок, встреченных в предыдущем зале. Они, наверное как я, пришли посмотреть бесплатно музей :)
Нагло фоткать их не хотел, вот получился скрытый кадр. Девчонки проявляли детскую непосредственность, чем скрасили грустное впечатление от просмотра стендов. Эх, молодёжь!

Третий зал: "Путь к свободе Латвии", то есть Перестройка.

muzej_IstLatv3_2015_00021
20. Здесь по стенам размазали решимость латышского народа к "свободе".

muzej_IstLatv3_2015_00022
21. Комнатка также на "две стены". Тут фотоальбом событий...

muzej_IstLatv3_2015_00023
22.... тут витрины с артефактами.
Отсталая советская промышленность "снабжала" протестующих радиоприёмниками ВЭФ, термосами и возможностью звонить "куда надо" по вэфовским телефонам.

muzej_IstLatv3_2015_00020
23. Дополняют плакаты имитирующие народные чаяния того времени:
"Нет диктату КПСС в Верховном Совете!", "Нет диктату ЦК в Верховном Совете!", "Сталинистов ЦК КПЛ ждёт Восс в Москве" (Август Восс - В 1984—1989 годах — Председатель Совета Национальностей Верховного Совета СССР, член ЦК КПСС.), "ДННЛ - народная честь, ум и совесть!" (ДННЛ - наци-партия того времени), "Не дайте смешать с грязью идеалы Перестройки!" - не дали....

muzej_IstLatv3_2015_00024
24. "Прочь от Российской империи!" - я вот эту картирнку не понял.
Этот "хвостатый" олицетворяет империю, или того который из неё "прочь"?
Скорее всего он захватил, судя по карте, Прибалтику в перестроичные годы.
У меня такое подозрение что вот эти рептилоиды окуппировали нашу Латвию и очерняют СССР.
Долой рептилоидов! Да здравствует великая антирептилоидная революция! :))

muzej_IstLatv3_2015_00025
25. Смотрел на странные баллоны на потолках пока на допетрил что это огнетушители :))
Выглядит как очередная неумная инсталяция, хотя в данном случае это жизненно необходимое в этом музее.

Чего я там не увидел так открытую чуть позже советскую комнату:
В Новый год Латвийский Национальный музей истории (здание на Бривибас, 32, рядом с памятником Свободы) вошёл с новой экспозицией, которая наверняка должна вызвать большой интерес у самых разных слоёв населения. А именно: в рамках выставки «Будни Советской Латвии» открыта комната «Интерьер квартиры 60-х годов XX века».
http://s2.lsm.lv/media/b/e/large_b771.jpg

"Открывшаяся экспозиция «Будни Советской Латвии» - это две комнаты. В первой – раритеты той эпохи, начиная от ордена Трудового красного знамени и комбинезона комбайнера, заканчивая огромной вазой с изображением Сталина поверху и пляшущими человечками в национальных нарядах снизу, равно как и блокнотом для делегата XXIII съезда ЦК КПЛ, в котором по-русски аккуратным почерком законспектирован доклад первого секретаря, руководителя Латвийской ССР Августа Восса.
И «хит» - «советская комната», воспетая ещё в фильме «Гуд бай, Ленин», часть 33 квадратных метров, гостиная жителя советской «хрущёвки» (см.фото). По тем временам квартира, можно сказать, богатая – здесь один из первых советских телевизоров (кстати, в рабочем состоянии, показывает советскую хронику), знаменитый радиоприёмник «Спидола», который был украшением быта во всём СССР, радиола «Ригонда» производства Рижского радиозавода, фарфоровые фигурки – лошадки и «тауту мейтас», скромные тахта, кресло, стол. Всё на фоне обоев того времени, серебристых радиаторов. Всё это теперь историческая редкость.
Так жили миллионы советских людей, в том числе и в Латвии. Подобные квартиры (уже в ином оформлении, конечно) ещё можно в большом количестве можно обнаружить, например, в районе рижских Агенскалнских сосен. "

В последней части мы пробежимся по залам древней истории: "На пути к латышскому народу".



Профиль

maksim_kot: (Default)
maksim_kot

April 2017

M T W T F S S
      1 2
3 4 56789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Тэги

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 21:15
Powered by Dreamwidth Studios