maksim_kot: (kot-wikileaks)
Галина Сапожникова ЭстонияЖурналист

Чувствую себя немного Довлатовым

Вы делаете мне биографию, господа…
  
Как операция по аресту моих книг в литовском издательстве «Политика» выглядела в реальности, я не знаю.
Могу только предположить, довольствуясь крохами информации — с мужественным издателем Повиласом Масюленисом, который отважился не только опубликовать мой текст, но и написал предисловие — мы не знакомы.
А звонить ему сейчас по телефону — все равно что подвести человека под приговор: контакты с персоной, официально признанной опасной для литовской государственности (то есть со мной — Г.С.) в нынешней Литве явно будут иметь последствия.
Буквально только что покинул свой пост вице-спикер сейма Миндаугас Бастис — службы безопасности обвинили его в связях с российскими бизнесменами и журналистами…

Справка ИМХОклуба




Книгу «Кто кого предал. Как убивали СССР и что стало с теми, кто пытался его спасти» «золотое перо» «Комсомолки», лауреат многих престижных премий Галина Сапожникова готовила четыре года.

400-страничный труд — живое документальное свидетельство событий начала 90-х, когда Литва первой из советских республик превратилась в полигон для «цветных революций», вышла и в России в Издательском доме «Комсомольская правда».

Первая презентация прошла в парламенте Италии, где о преступлениях в Прибалтике сначала узнал западный читатель.

Презентация в России прошла при большом скоплении российских и иностранных журналистов и героев книги. В их числе — бывший командир группы «Альфа» Михаил Головатов и лидер ЛДПР Владимир Жириновский — мало кто знает, что именно он помогал трудоустроить вильнюсских омоновцев, которым после распада СССР под разными предлогами все другие отказывали.


Подробнее здесь: http://imhoclub.lv/ru/material/glavnaja_ugroza_litvi

Итак: 8 марта 2017 года сотрудники издательства «Политика» по старой советской привычке чествовали женщин.
И тут в здание ворвались 11 (!) человек в штатском. Провели обыск. Вынесли остатки книг, компьютеры и компрометирующие документы. Работа издательства была парализована. Все в шоке.
А вот я почему-то нет! Я, скорее, в шоке пребывала предыдущие две недели, когда узнала, что книга «Кто кого предал», посвященная расследованию событий вокруг вильнюсской телебашни в январе 1991 года и переведенная на литовский язык, свободно продавалась в тамошних книжных магазинах.
Неужели, думала я, в Литву наконец пришли свобода слова и демократия? А теперь даже вздохнула с облегчением: ничего не изменилось… Надо полагать, следует ждать публичного сожжения моих книг на площади Гедиминаса.
Что ж, это не ново. Хотя возможны варианты: одного из героев книги вильнюсского историка Валерия Иванова, три года отсидевшего в литовской тюрьме за убеждения и написавшего об этом книгу, после презентации ее в Москве засунули в кутузку еще на один год! И это не сказки.


Книга Валерия Иванова «Литовская тюрьма» — о том, как
он сидел в условиях победившей «литовской демократии».


Так что перспективы у меня не радужные. Сейчас литовская прокуратура проводит «доследственные действия» в отношении «писателя из РФ», который «не является гражданином Литовской Республики и не проживает на территории Литвы».
Звучит, конечно, лестно… Что же мне, интересно, инкриминируют? Грубое попрание пункта 2 статьи 170 Уголовного Кодекса Литовской Республики, речь в которой идет об «отрицании оккупации и советской агрессии».
«Светит» за это два года лишения свободы или штраф в размере 3000 евро. Видимо, в отсутствие иных финансовых поступлений Литовская Республика таким оригинальным образом решила пополнить свой бюджет.
Можно усовершенствовать процесс и поставить его на поток — спрашивать, к примеру, прямо на границе: отрицает турист оккупацию или нет? — и автоматом под угрозой ареста списывать с банковской карты по три тысячи евро.
Еще вариант: можно просто сэкономить на «досудебном расследовании». Не надо его проводить! Черным по белому пишу: Я. Отрицаю. Факт. Советской агрессии. В январе 1991 года. И советскую «оккупацию» Литвы тоже, чтоб два раза не сидеть.
Хорошая такая «оккупация», при которой население страны увеличилось на миллион! И «агрессия», в ходе которой погибло 14 человек — тоже какая-то не совсем «агрессия». Нацист Брейвик ОДИН уложил 77 человек. Одиночка-террорист в новогоднюю ночь в Стамбуле порешил 39. А тут: десантники, мотострелковая дивизия, в состав которой входили танки, спецназ КГБ «Альфа», конвойные войска — и всего 14 несчастных погибших, в телах которых нашли целую коллекцию пуль — от ППШ и винтовок Мосина образца 1891 года до автоматов Калашникова…
Что поражает во всей этой истории с моей книгой — так это беспросветная литовская трусость.
Книга «Кто кого предал» живет своей жизнью уже скоро год — со стороны Литовской Республики не прозвучало ни одного опровержения приведенных там фактов! Только окрики, которые в приличном европейском обществе смотрятся карикатурно — то Литва письмо в парламент Италии направит, то миланскому книжному магазину пригрозит…
Теперь вот следующая глупость — арест тиража только что напечатанной книжки. Чувствую себя немного Довлатовым. Вы делаете мне биографию, господа…

maksim_kot: (бархан-кот)
http://www.press.lv/wp-content/uploads/2017/02/11-8-big.jpg

25 лет назад вступил в силу закон о денационализации, оставивший без крова тысячи и тысячи латвийцев…
Плоды этого "свершения" мы пожинаем до сих пор. Это и старики, доживающие свой век в огромных нетопленых каменных домах в центре столицы, и миллионы латов и евро, которые вкладывает самоуправление в строительство жилья для тех, кто оказался в денационализированном доме, и десятки, сотни разрушающихся зданий в центре Риги — жемчужин архитектуры, возвращенных владельцам и псевдонаследникам, которые не сумели или не захотели их содержать…
....


http://www.press.lv/wp-content/uploads/2017/02/i-13.jpg
....
Центр сейчас — место жительства тех, у кого есть очень большие деньги на оплату собственной или арендованной квартиры в реновированном доме, или тех последних из могикан, кто еще держится за место в не своей квартире, где он родился и его родители прожили долгие счастливые годы.
....
Тысячи латвийцев до сих пор живут в домах без отопления, водоснабжения, не ремонтируются и отдают за проживание свои пенсии и все заработанное. Вместе с тем живут они в постоянном страхе, что их выселят — просто так, без объявления причин.
.....
http://www.press.lv/post/riga-denatsionalizovannaya-yubilej-beschelovechnogo-zakona/
maksim_kot: (kot-аквариум)
Окончание. Начало в  «Так как нас финансировала Москва, я чувствовал себя слугой двух господ». (1)
Отрывки из "Записки генерала ЧК" Эдмунда Йохансона.

Начало конца

рига ленин2

Несмотря на решение пленума Верховного совета, по которому и КГБ, и мне как его председателю предписывалось прекратить всякую деятельность, нам пришлось пережить еще несколько довольно неприятных моментов.

Утром в субботу у здания комитета начали собираться люди, которые организовали митинг, а также заблокировали двери и ворота комитета. Звучали различные лозунги и призывы, был вывешен флаг Латвийской Республики. В комитете в это время находилось примерно двадцать человек и еще пограничники, которых к нам прикомандировали во время путча.



Read more... )

maksim_kot: (kot-аквариум)
http://www.press.lv/wp-content/uploads/2017/02/Johanson.jpg7 февраля 2017 года на 80 году жизни скончался последний председатель Комитета государственной безопасности Латвийской ССР Эдмундс Йохансонс, сообщает портал NRA.

Он родился в Риге в 1936 году. Из семьи рабочего. Латыш. Член КПЛ с 1960-го. Окончил Рижский индустриальный политехникум (1956 г.), Высшую партийную школу при ЦК КП Литвы (1971 г.) и курсы руководящего оперативного состава Высшей школе КГБ при СМ СССР.

С 1956 г. рабочий на заводе «Автоэлектроприбор» (г. Рига), затем на срочной службе в Советской Армии. С 1959 г. на различных должностях в аппарате ЛКСМ Латвии, с 1963 г. первый секретарь Бауского райкома ЛКСМ Латвии, в дальнейшем (с 1965 г.) первый секретарь Кировского райкома ЛКСМ Латвии в г. Риге и заведующий отделом ЦК ЛКСМ Латвии. В 1967 — 1971 гг. на учебе в Высшей партийной школе при ЦК КП Литвы, затем на работе в аппарате ЦК КП Латвии.

В органах госбезопасности с 1972 г.: сотрудник 5-го отдела (в дальнейшем 5-й Службы) КГБ при СМ Латвийской ССР и (с 1984 г.) начальник 5-го Управления КГБ Латвийской ССР. В 1986-1989 гг. заместитель председателя КГБ Латвийской ССР. В марте 1990 — августе 1991 гг. председатель КГБ ЛССР.

NRA отмечает, что после восстановления независимости Латвии Эдмундс Йохансонс работал в коммерческих банках и транзитном бизнесе.

В 2006 году он представил свои мемуары "Записки генерала ЧК", в которых описал свою работу и организацию, в которой он служил. Отрывки из них мы и представляем вашему вниманию:

Первая кровь

баррикады, РИга

Read more... )


maksim_kot: (kot-wikileaks)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] rzhavin77 в «Атмодниеки» против «чужих»
Гражданская война в Латвии не закончится, пока не будет натурализован последний негражданин.

Постарался дать ответы на некоторые вопросы, прозвучавшие по поводу предыдущей статьи: как РФ приняла деятельное участие в создании неграждан Латвии, почему некоторые русскоязычные ненавидят неграждан, нужно ли сейчас негражданам бунтовать, зачем неграждан хотят железной рукой загнать в счастье натурализации и всё такое прочее.

Есть такая у латвийских народных фенологов примета: если в русскоязычных (в том числе прокремлёвских и кремлёвских) СМИ в очередной раз стыдят неграждан за то, что они упорно не натурализуются, значит, скоро выборы. Велеречивыми потоками словес латвийские русскоязычные политики и журналисты пытаются донести до неграждан Латвии азбучные истины: голосуй или проиграешь, надо взять в руки ответственность за свою страну, не пустим нациков до власти и т.д., и т.п.

Однако эти словеса имеют такую особенность: зачастую они пропитаны напыщенным высокомерием, ярой злобой и изощрёнными оскорблениями в адрес якобы неразумных и несознательных неграждан. Откуда такое отношение к негражданам Латвии – прям не как к заблудшим братьям своим, а как к презренным чужим? Частично, конечно, виноваты «бабки» – потому что кто-то никак не может решить свои финансовые проблемы из-за недополученного депутатства (себя или своих протеже), отчего приходит в негодование. Но в основном причина экзистенциальна: потому что неграждане для них именно что чужие. И не потому что так можно перевести английскую надпись на фиолетовом паспорте – Alien.
Read more... )
maksim_kot: (kommi-kot)

В Литве заочно осудили ранее оправданных омоновцев

Омон ЛитваCпустя более 25 лет после трагических событий 1991 года, Литовский апелляционный суд заочно принял решение в деле бывшего командующего ОМОНа (отряда милиции особого назначения) в Вильнюсе Владимира Разводова. Ранее Вильнюсский окружной суд 4 июня 2015 года заочно оправдал двух бывших командиров вильнюсского ОМОНа Макутыновича и Разводова - которых обвиняли в военных преступлениях и преступлениях против человечности.

Суд постановил, что они не причастны к штурму телецентра в Вильнюсе в январе и расстрелу пограничного КПП Медининкай в июле 1991 г., и что, согласно международному праву, судить за инкриминируемые им преступления можно было бы в том случае, если бы они были совершены в условиях войны или оккупации. Литва в то время уже провозгласила свою независимость, но в ней ещё были дислоцированы советские войска.

Ответственность за агрессию, по заключению суда, ложится на руководство государства. Прокуратура этот приговор обжаловала в Литовском апелляционном суде и просила приговорить Макутыновича и Разводова к 12 годам лишения свободы каждого, а также присудить с них возмещение нанесенного ущерба по гражданским искам.

По информации портала Delfi.lt, 24 января суд признал Разводова виновным – ему назначили наказание в виде лишения свободы на 12 лет. Его осужденный должен провести в колонии, если его задержат.

Разводова признали виновным по 100 ст. Уголовного кодекса ЛР – запрещенное международным правом обращение с людьми – и по 103 ст. – нанесение травм, истязание и др. нечеловеческое обращение с людьми, которые находятся под защитой международного гуманитарного права.

"Разводов совершил тяжкие преднамеренные преступления, его ответственность отягчает то, что преступление было совершено группой лиц опасным для общество способом с использованием огнестрельного оружия", – сказано в постановлении суда.

Он также должен возместить пострадавшим нанесенный ущерб – больше 14 000 евро. Правда, в некоторых эпизодах он был оправдан за недостатком доказательств вины.

До этого дня не дожил другой командующий ОМОНом - Болеслав Макутынович, который умер в ноябре 2015 года в России, поэтому в его отношении судебное разбирательство было прекращено.

Правда, суд не получил официального подтверждения смерти Макутыновича, несмотря на то, что и суд, и прокуратура неоднократно обращались в российские инстанции.

В обвинительном акте утверждалось, что Макутынович и Разводов в 1991 г. поддерживали агрессию России против Литвы. Они, по утверждению гособвинителя, пытались силой свергнуть законную власть, участвовали в нападениях на государственные учреждения, приказали членам отряда, которыми командовал Эдуардас Петраускас, использовать средства террора и запугивания в отношении должностных лиц независимой Литвы.

Омоновцы нападали на полицейских, отбирали служебное оружие, личные вещи, незаконно задерживали людей и доставляли их в захваченное здание тогдашней Академии полиции Литвы.

Правоохранительные органы утверждали, что раскрыли 16 случаев нападения на посты пограничников Литвы, захвата оружия, обстрела людей.

maksim_kot: (kommi-kot)
SturaM_1941-2016_res_00002Заканчиваем разработку латвийской темы из книги Тумшиса "Щит и меч Советского Союза. Справочник: краткие биографии руководителей органов государственной безопасности СССР и союзных республик (декабрь 1922 — декабрь 1991 гг.)."

В "Приложении" в книге даётся справка ко всем руководителям в республиках и союзных органах.

В последнем посте краткая справка о руководстве НКВД - КГБ Латвийской ССР. К этой краткой справке даются обширные примечания. За такие примечания автору огромное спасибо!

На фото "Угловой дом" НКВД-КГБ в Риге в наши дни.

Справочная информация:

Латвийская Советская Социалистическая Республика (с 4 мая 1990 г. — Латвийская Республика) (г. Рига)
Наркомы внутренних дел Латвийской ССР
11.09.1940 — 26.02.1941 — НОВИК (НОВИКС) Альфонс Андреевич
Наркомы/министры государственной безопасности Латвийской ССР
26.02.1941 — 31.07.1941 (487) — ШУСТИН Семен Матвеевич
03.1944 —14.02.1953 — НОВИК (НОВИКС) Альфонс Андреевич
14.02.1953 — 16.03.1953 — КОВАЛЬЧУК Николай Кузьмич
Министры внутренних дел Латвийской ССР
16.03.1953 — 23.05.1953 — КОВАЛЬЧУК Николай Кузьмич
23.05.1953 — 01.04.1954 — ЗУЯН Иван Донатович
Председатели Комитета государственной безопасности при Совете Министров Латвийской ССР — Председатели Комитета государственной безопасности Латвийской ССР
01.04.1954 —21.03.1963 — ВЕВЕРС Ян Янович
21.03.1963 — 21.11.1980 — АВДЮКЕВИЧ Лонгин Иванович
21.11.1980 — 18.04.1984 — ПУГО Борис Карлович
22.05.1984 — 06.03.1990 — ЗУКУЛ (ЗУКУЛИС) Станислав Викторович
06.03.1990 (488) — 24.08.1991 (489) — ЙОХАНСОН (ЁХАНСОН) Эдмунд (Эдмундс) Вольдемарович

Примечания )

Щит и меч Советской Латвии. (1)
Щит и меч Советской Латвии. (2)
Щит и меч Советской Латвии. (3)
Щит и меч Советской Латвии. (4)
Щит и меч Советской Латвии. (5)

maksim_kot: (kommi-kot)
Приговоренный командир Рижского ОМОН: Мы много где нашалили
В Вильнюсе за "массовое убийство" к пожизненному сроку заочно приговорен Чеслав Млынник, командир Рижского ОМОН - последнего оплота СССР в Прибалтике.
Млынник дал “Фонтанке” первое интервью в статусе пожизненно приговоренного.
http://www.fontanka.ru/mm/items/2016/10/28/0122/ml2.jpgВильнюсский окружной суд Литвы в пятницу, 28 октября, огласил приговор по делу о расстреле сотрудников таможни и полиции на посту Мядининкай в Литовской ССР. Впоследствии убийство переквалифицировали на преступление против человечности (статья «Обращение с людьми, не предусмотренное международным правом», срока давности не имеет). Следствие длилось 18 лет. Ключевой фигурант, командир Рижского ОМОН 56-летний Чеслав Млынник, дал «Фонтанке» первое интервью в статусе пожизненно приговоренного.

Мядининкай

В ночь на 31 июля 1991 года на таможенном посту Мядининкай Литовской ССР были найдены тела семи человек. Их положили лицом вниз и убили выстрелами в затылок.

Преступление стало кульминацией войны милицейских подразделений СССР с правоохранительными структурами Литвы и Латвии, объявивших о своей независимости в начале 1991-го. В столицах шли беспорядки, а на границах республик устанавливались таможенные посты, под национальными флагами. Они были символом отделения.

Бойцы Рижского и Вильнюсского ОМОН, объявленные местными властями вне закона, но действовавшие в интересах Советского Союза, проводили жесткие зачистки постов. В мае 1991 года были уничтожены шестнадцать пунктов. Но именно Мядининкай вошел в историю.


Летописцем Рижского ОМОН был петербургский журналист Александр Невзоров. В своих программах он называл отряд подразделением, которое отказалось подчиняться МВД Латвии и сохранило верность Союзу.

«Эти ребята легко берут в плен генералов. По городу ОМОН передвигается только так: задняя дверь УАЗа нараспашку, в нее выставлен ствол пулемета. В окна – стволы автоматов. В штабе – пулеметные гнезда, мешки с песком, пулеметы на крышах и в окнах. По сути дела, война», – описывал журналист степень противостояния.

Командиром отряда был Чеслав Млынник. «Жестокий и веселый человек» – так характеризовал его Невзоров.

Приговор

Следствие по Мядининкаю длилось 18 лет. Обвинение было предъявлено четверым. Боец Константин Никулин приговорен к пожизненному сроку в 2011 году и в настоящее время отбывает наказание.

Остальные трое – Млынник (Česlavas Mlynikas), Андрей Лактионов, Александр Рыжов – получили заочное обвинение. Все они в России и граждане России. Судили их тоже заочно. Приговор оглашался сегодня, 28 октября 2016 года.

«Вильнюсский окружной суд признал Млынника, Лактионова и Рыжова виновными в преступлении против человечности и приговорил их к пожизненному лишению свободы», – сообщается на сайте суда.

Материальный ущерб государству Республика Литва оценен в 653 тысячи 800 евро. Компенсация морального вреда за каждого убитого офицера составила 100 тысяч евро.

Суд пришел к выводу, что Рижский ОМОН во главе с Млынником поддерживал политику Советского государства, и эта поддержка была сопряжена с убийствами.

«Млынник выбрал наиболее подготовленных милиционеров, собрав из них группу «Дельта-1». На таможенном посту Мядининкай группа произвела по меньшей мере 16 выстрелов, убив семерых должностных лиц и тяжело ранив восьмого», – сообщается на сайте.

Ни о чем не жалею

Судьба бойцов сложилась по-разному. Александр Рыжов в Петербурге собрал преступное сообщество для вооруженных налетов и в 2011 году получил 15 лет колонии за серию особо тяжких преступлений.

Млынник после отъезда в Россию появлялся в «горячих точках». В Чечне был, когда федеральные войска еще не входили. Лично был знаком с Дудаевым и Басаевым. В 1992-1993 годах участвовал в грузино-абхазском конфликте на стороне Абхазии. С 1994 по 2003 год являлся (а скорее числился) штатным корреспондентом газеты "Возрождение России". Вместе с большинством подчиненных по ОМОНу перебрался в Петербург. Штаб-квартира бойцов располагалась в администрации Курортного района. Млынник обеспечивал безопасность главы Вячеслава Козырицкого, который потом сбежал от следствия в США. Потом пригодилось знакомство с Невзоровым. Работал на телевидении.

В 2004 году Млынник выступил в роли миротворца в политическом конфликте в Абхазии, где поддерживаемый Кремлем кандидат проиграл президентские выборы. Он был наделен полномочиями представителя Совета безопасности России.

Полковник запаса. Награжден орденом Красной Звезды, медалью «За отвагу». Мастер спорта по вольной борьбе, владеет карате, самбо. Пережил множество покушений. Как он любит шутить, «после шестнадцатого перестал считать». Поэтому приговор Литвы для него – семечки. Обычно он не дает интервью, но сегодня разговорился.

- Чеслав Геннадиевич, первый вопрос, как из шоу Малахова: какие ощущения у пожизненно приговоренного?

– А я даже не знаю, за что и где.

– Суд Вильнюса, Мядининкай.

– А-а-а. Приговорили и приговорили. Я на них не в обиде. Кончать жизнь самоубийством не собираюсь.

– Вы говорите, не знаете, за что приговор. А есть еще за что-то?

– Конечно, много где мы нашалили. Но что поделаешь. Это жизнь. Ни о чем не жалею. Был и остаюсь романтиком.

– Вы чувствуете себя военным преступником?

– Никогда. Высший политический долг солдата – служение Отечеству. Присягу никогда не нарушал. Россия стала правопреемником Советского Союза.

– Вы ограничены в передвижениях, как минимум по Евросоюзу?

– Как летал, так и летаю. Розыск мне никогда не мешал. Ну, для страховки выстраиваются определенные схемы. Мне так даже больше нравится. И в Европу выезжаю. Совсем недавно я был в европейском городе. Прилетел в аэропорт. Меня с трапа попросили отойти в сторонку. И когда все поехали общим транспортным средством, меня просто доставили куда нужно в сопровождении, с охраной. Существует братство между людьми в погонах, неписаные правила между службами, структурами и так далее. Погоны – это как символ чести. Меня всегда страховали и будут страховать, невзирая на национальности. Это трудно описать. Как закрытый клуб, куда постороннего не пустят.

– В Литве вас тоже защитят от властей?

– Не могу сказать, отношения почти ни с кем не поддерживаю. Литва живет в своем маленьком закомплексованном мире, претендует на роль государства, хотя на самом деле всю Прибалтику даже районом назвать очень сложно. Я там вырос, психологический портрет тех людей мне понятен: из грязи в князи. Были в КПСС, а потом с таким же рвением выходили на улицы и пытались строить некий мир. Если были раньше на равных в великом государстве, то теперь в прихожей умирающей Европы. Вот вам зарисовка. Был в Латвии один гнусный начальник. Я отправил ему подарок от своего имени. Через неделю его уволили.

– Чем вы сейчас занимаетесь?

– Незачем людей нервировать. Если бы они все знали и понимали, спали бы еще хуже. Скажем так. Я востребован российским государством. Не забывают. Горжусь, что живу в России и служу Отечеству. Православный. Хоть и поляк по происхождению.

– Вы расстреливали таможенников?

– Нет. Юридических доказательств у суда нет и быть не может. У меня и бойцов есть алиби. Нас не было на КПП. Как раз в ту ночь мы были подняты по тревоге для проверки личного состава. У нас работала Генеральная прокуратура СССР.

– Что, по-вашему, произошло в Мядининкае?

– Могу высказать две версии. По одной, Горбачев объявил Прибалтику безъядерной зоной. А там было всего предостаточно. Литовцы, когда машины выезжали с их территории, могли сунуть свои носы хоть в топливные баки. По второй версии, таможенники и полицейские погибли в результате жертвоприношения, устроенного литовскими властями. 29 июля 1991 года визит в СССР нанес президент США Джордж Буш-старший. Литве нужна была провокация, конфликт. Нужны были трупы.

– Ну а чем плоха версия о карательной операции СССР силами Рижского ОМОНа, направленной на подавление дерзкой Литвы, которая объявила о независимости и расставила таможенные посты?

– Нас в это уголовное дело вписали очень грубо. По моим сведениям, готовилась провокация в отношении меня. Меня хотели арестовать. Тогда же литовцами был подготовлен переворот в Вильнюсском ОМОН.

– Вы исключаете любую возможность, что вас выдадут Литве?

– При Путине? При нем не выдадут. А будет что потом – чего загадывать.

– То есть в 2018 году вы в первых рядах пойдете на президентские выборы.

– (Смеется.) И уж точно известно, за кого буду голосовать. Но я пережил самое сложное – 90-е годы. Тогда у меня гражданства не было российского. Какая борьба на самом верху шла, вы и представить не можете. И вывезти хотели. Не получилось.

– Рижский ОМОН создан в октябре 1988 года. Правда, что его курировали то ли КГБ, то ли ГРУ.

– Сейчас это уже не является гостайной. Рижский ОМОН состоял из сотрудников КГБ и ГРУ. Были еще десантники. Первый командир, Эдгар Лымарь, был не в курсе, и ушел с должности. Не смог жить среди двух зонтиков. Да, подразделение было не совсем простое.

– Напрашивается еще один вопрос. Являетесь ли вы кадровым офицером контрразведки?

– А я разве когда-нибудь говорил, что я мент?

– Коли вы не чужды Петербургу, выскажите отношение к мосту Кадырова.

– Отрицательное. Кадыров был одним из идеологов разделения России. Я понимаю, нынешняя политическая ситуация требует жертв, в том числе моральных. Но это неправильно.

50 процентов политики и 50 процентов – глупости

Александр Невзоров, который и в Мядининкае оказался первым из журналистов, не хочет прокручивать свое кино назад. Говорит, рано.

- Еще слишком много живых и неприговоренных. Многое изменилось и многое оценено по-другому. То, что радовало и во что так хотелось играть тогда, в 1991-м, сейчас для меня выглядит несколько иначе. Мы видим результат тогдашних романтических имперских выходок. Мы видим, какой мерзостью эта имперщина обернулась, когда у нее появилась возможность воплотиться. Это все было прелестно, дерзко, смертельно. Но по плодам надо смотреть.

– Если бы нынешний Невзоров оказался на КПП, как бы он снимал?

– Не знаю. В таких категориях рассуждать невозможно. Каждая ситуация требует своего, на месте подчиняющихся массе обстоятельств, конкретного решения. Я не знаю, какие у меня были бы сейчас отношения с ребятами [бойцами Рижского ОМОН], и был бы я у них комиссаром. Не знаю. К тому же мы обязаны на все смотреть, сохраняя симпатию к этим мальчишкам, понимая. что ими двигали не преступные, не корыстные, а исключительно только соображения долга, романтики, так называемой чести и прочей глупости. Тем не менее мы обязаны смотреть, во что превращаются эти семена.

– Изменилось ли ваше отношение к Рижскому ОМОНу и его деятельности?

– Нет. Я никогда не меняю отношения. Я могу оценивать по-другому. Я могу понимать иные смыслы, но отношение не меняется в зависимости от конъюнктуры. Я и ко всем своим друзьям по красно-коричневому лагерю, которые меня не иначе как мерзавцем и сволочью называют, тоже отношусь по-прежнему прекрасно.

– Вы следили за судебным процессом?

– Вполглаза. Меня очень удивляет Литва. Я понимаю, что ей хочется отомстить, заявить о себе как о полновластном и полномочном государстве, но это не тот путь. Если они говорят о европейской цивилизации, то есть вещи, о которых стоит забывать. Нельзя судить солдат. Людей, которые были одержимы мечтой спасти свою Родину. Да, заблуждение, чудовищные мечта и результаты. Но помыслы у них были абсолютно чисты.

– Было ли это эксцессом исполнителя? Может, и не было команды на убийство.

– Я знаю о Мядининкае столько, сколько вам и не снилось, и говорить на эту тему не хочу. Очень много живых и очень много неприговоренных.

– Как вы думаете, литовское правосудие будет добиваться приговора для заказчика? Того, кто отдавал приказ о нападении и убийствах.

– Заказчик умер в 1991 году. Его зовут Советский Cоюз. И вся идеология. И так называемый патриотизм. Он давно похоронен.

– Вы поддерживаете связь с Млынником?

– Сейчас нет, потому что нет общих интересов. Но отношусь по-прежнему прекрасно. Как к людям, которые не сумели выйти из круга, который нарисовали им в молодости. Да, они не те интеллектуалы, которые могут преодолеть притяжение всех этих довольно гадких слов – чести, патриотизма, долга.

– Был бы справедливее военный трибунал по событиям Мядининкая?

– Самым справедливым было забыть и простить. Именно по той простой причине, что это преступление не предполагало выгоды. Это была маленькая часть войны, а на войне бывает всякое. Литва вроде бы достаточно разумная, но почему-то продолжает не делающую ей чести травлю Рижского и Вильнюсского ОМОН.

– Сколько процентов политики в процессе по Мядининкаю?

– 50 процентов политики и 50 процентов – глупости.

Александр Ермаков,

«Фонтанка.ру»

http://www.fontanka.ru/2016/10/28/156/


maksim_kot: (бархан-кот)
Как Латвия отмечает 25 лет с начала денационализации жилья
http://g3.delphi.lv/images/pix/520x315/_iEm2mV8oWY/privatipasums-48097375.jpgПроцесс денационализации и возврата собственности в Латвии начался ровно 25 лет назад, 30 октября 1991 года. Он должен был восстановить историческую справедливость, но стал настоящей катастрофой для жильцов и огромной головной болью для домовладельцев. Портал Delfi попытался понять, почему даже сегодня — четверть века спустя — многие "хозяйские" дома по-прежнему стоят без воды, отопления и канализации, а выяснение отношений между жильцами и владельцами происходит в присутствии полиции.
(на фото надпись: "Частная собственность. Въезд запрещён.")


"Добрый день! Сегодня будем ломать вам входную дверь". Такое sms-сообщение в октябре 2016 года получила от хозяина дома рижанка Анна. Процесс денационализации и возврата собственности в Латвии начался ровно 25 лет назад, 30 октября 1991 года. Он должен был восстановить историческую справедливость, но стал настоящей катастрофой для жильцов и огромной головной болью для домовладельцев. Портал Delfi попытался понять, почему даже сегодня — четверть века спустя — многие "хозяйские" дома по-прежнему стоят без воды, отопления и канализации, а выяснение отношений между жильцами и владельцами происходит в присутствии полиции.

Автор законов о денационализации и книги "Как вернуть награбленное" адвокат Андрис Грутупс лишь через 20 лет после начала процесса в интервью журналу Kapitāls признал эти законы "своим грехом". В 90-х Грутупс действовал скорее не по собственному разумению, а в рамках партийной дисциплины: "Я тогда не чувствовал себя таким умным. В национально важных вопросах мы слушали тех, кто считался авторитетом".

Впрочем, профит от этих "грехов" получил как сам Грутупс, вернув недвижимость предков, так и многие депутаты того времени, проголосовавшие "за". Они не скрывали, что торопились побыстрей избавиться от "колонизаторов-военнослужащих", проживавших в просторных квартирах в центре Риги, и получить поддержку латышской диаспоры, поэтому над последствиями особо не раздумывали.

Лишь 80 из 201 депутата Верховного Совета Латвии проголосовали "за" Закон о денационализации, 78 на заседании отсутствовало, 13 воздержалось и 14 высказались против.

За первых десять лет реституции более 14 тысяч потомков бывших владельцев — местные и зарубежные — вернули себе более 78 тысяч квартир, то есть около 8% жилого фонда Латвии. Многие здания, по сравнению с советским новостроем, пребывали к тому моменту в плачевном состоянии. Впрочем, денационализированная недвижимость располагалась преимущественно в центральных частях городов, что делало ее потенциально перспективным объектом для развития или продажи.

Закон не учитывал, что около 90% жилых домов до 1940 года были заложены в латвийских банках, и кредиты эти до войны возвращены не были. Так что справедливость "акта исторической справедливости" была несколько сомнительной. Например, юрист Юрий Соколовский, через которого за эти годы прошло немало историй денационализации, в разговоре с Delfi вспоминает случай, как в 90-х вернули собственность "троюродным потомкам" наследника, который к 1940-му году был объявлен банкротом, а его дом выставлен на аукцион, то есть вообще ему не принадлежал.

В денационализированных квартирах проживало 220 тысяч человек — примерно 10% жителей Латвии. Все они стали заложниками процесса. В то время как жильцы муниципальных квартир могли приватизировать свое жилье за сертификаты бесплатно и стать полноправными владельцами квартир и домов, их сограждане из "хозяйских" домов буквально подвисли в воздухе. Оставаться на месте — на каких условиях? Съезжать — куда? Покупать жилье — на что? Ждать компенсации — как долго? Становиться в очередь — на сколько? Государство не давало ответов.

Заложниками стали и новообращенные хозяева, которых Закон обязал семь лет не трогать старых жильцов (а в случае капитального ремонта обеспечить равноценным) — власти боялись социальных взрывов. Арендная плата по бессрочным советским договорам и последующие установленные государством "потолки" квартплаты не позволяли привести в порядок недвижимость. Если брать кредит в банке — не ясно, с чего возвращать; если продавать — жилплощадь с "крепостными" она ценилась невысоко. Надеяться на взаимопонимание с жильцами. В итоге в Риге появились небезопасные для жизни дома-призраки.

"В процессе денационализации мне досталось три дома, — рассказывала в свое время одна из домовладелиц, супруга экс-премьера Вилиса Криштопанса Айя. — Материально и физически было бы легче их продать и жить на полученные доходы, но я так не могла. Ведь эти дома когда-то строили мои родные — вложили в них силы, средства, душу… Кручусь… Все свободные деньги сразу вкладываю — это моя будущая пенсия. Скажем, в доме на улице Стабу живут в основном пенсионеры. Одна из тетушек — со времен моего дяди, который дом строил. Денег, понятное дело, от этих жильцов ждать не приходится, а дом ветшает. Поставили новую крышу, сменили электропроводку, водопровод, канализацию, беру кредиты, а когда деньги вернутся — неизвестно".

Многие новохозяева тогда предпочли избавиться от домов — продать или сдать в управление. Покупатели и управляющие, не связанные с домами никакими сентиментально-историческими мотивами, преследовали одну цель — заработать, да побольше. Проще всего это было сделать, избавившись от "живого балласта". И тут уж каждый выбирал способ в меру своей человечности. "Было много историй, когда дом покупали ловкие ребята, договаривались с судебным исполнителем, что тот ждет, пока жильцы уйдут, вывозили все их имущество и меняли замки, а потом говорили, что были не в курсе наличия советских договоров, — вспоминает Соколовский. — А дальше - судись-рядись. Может пара лет пройти и несколько хозяев смениться".

Особенно прогремел на этом поприще молодой риэлтер Гинтс Гросфогелс, которого журналист Лато Лапса назвал "одним из самых несимпатичных новоприбывших в списке миллионеров". Рижские газеты публиковали истории о том, как "выходец из небогатой елгавской семьи, в которой воспитывалось восемь детей" выкуривал из своих домов на центральных улицах Риги упертых старушек и несговорчивых инвалидов. Под видом затеянного срочного капремонта он выключал отопление, перерезал лопнувшие от промерзания водопроводы, вырубал электричество и телефоны, ставил заглушки на канализацию, снимал почтовые ящики… Запустив "процесс" по освобождению жилья, он закладывал недвижимость в банке, приобретая на полученные суммы следующий объект. Когда же на рынке недвижимости запахло кризисом, подался в теплые испанские края…

Казалось бы, четверть века прошла, но тема до сих пор не исчерпана. Министерство экономики готовит очередной законопроект — "О найме жилых помещений". Одна из установок — раз и навсегда покончить с бессрочными советскими договорами. Разумеется, домовладельцы — за, но снова не ясно, что будет с субъектами этих договоров. Сколько их — неизвестно, но похоже, что немало. И эти люди, четверть века прожившие в нечеловеческих условиях, готовы бороться до конца…

Так что времена и юрисдикции сменились, а ситуация развивается по известной с советских пор формуле Воланда: "Люди как люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их…"

Денационализация в цифрах и фактах: 220 000 кандидатов в бомжи

30 октября 1991 года Верховный Совет принял Закон о денационализации домовладений и Закон о передаче домовладений законным собственникам — юридическую базу процесса возвращения собственности в Латвии.

80 из 201 депутата Верховного Совета проголосовали "за", 78 на заседании отсутствовало, 13 воздержалось и 14 высказались против (остальные - не голосовали). В архивах Сейма результатов поименного голосования не сохранилось.

22 153 заявления было получено за первых 10 лет комиссиями по денационализации от экс-домовладельцев и их наследников. Ускоренная денационализация закончилась в 1996 году, теперь имущество можно вернуть лишь в судебном порядке.

60% случаев (12 795 хозяев) — имущество возвратили, в 30% (6 399) в праве собственности было отказано, в 10% (2 129) была выплачена компенсация. Если не было наследников первой категории, свои права могли предъявлять дальние родственники. Суды были крайне лояльны к документальным подтверждениям права наследования, порой принимались во внимание устные свидетельства сторонних людей.

220 тысяч человек (около 10% жителей Латвии) проживало в денационализированных квартирах. Все они стали заложниками процесса и в одночасье лишились возможности приватизировать свое жилье, фактически став кандидатами в бомжи. Из городов больше всего процесс реституции затронул Ригу, Юрмалу и Цесис. В столице Латвии в таком положении оказался каждый пятый квартиросъемщик.

38 313 семей или 115 тысяч жителей было выселено по решению суда из домов в период с 1995 года по апрель 2009 года.

На 7 лет устанавливался переходный период, во время которого хозяин мог выселить арендатора лишь в случае капремонта, да и то с предоставлением на это время равноценной жилплощади. Эта поправка к Закону о найме жилых помещений дважды продлевалась до конца 2006 года.

2406 семей (3,1% от всех, кого затронула денационализация) с невысокими доходами (6 соток за городом или гараж лишали такого права) получили пособие "по освобождению жилья" по программе, разработанной в 2004 году. Большинство же осталось без защиты со стороны государства, даже если их финансовое положение не позволяло приобрести другое жилье.

5000 латов на семью (с невысокими доходами) плюс по 1500 латов на каждого члена семьи выплачивала Рижская дума в качестве пособия "по освобождению жилья", которое можно было использовать только на приобретение другого жилья, первого взноса ипотечного кредита или права аренды. В 2006 году размер пособия был увеличен до 10 000 латов на семью плюс по 3000 латов на каждого члена, но купить на эти деньги квартиру в тот момент было нереально.

17 381 481 евро пособий было выплачено к середине 2009 года, когда программу остановили из-за кризиса. В 2012 году, когда Латвия официально вышла из кризиса, программу не возобновили.

Денационализация в людях: морозили, муровали, убивали

Сегодня будем ломать вашу дверь. Как Латвия отмечает 25 лет с начала денационализации жилья
Foto: LETA

"Добрый день! Сегодня будем ломать вам входную дверь" — такое sms-сообщение прислал в октябре 2016 года хозяин денационализированного дома арендатору одной из своих квартир Анне. Как только мать Анны, на которую был оформлен советский договор о найме жилья, умерла, хозяин объявил: вон! Однако суд постановил, что Анна живет в квартире законно, как наследница матери, причем регулярно платит за жилье. В итоге на мобильный Анны пришло то самое сообщение, а когда женщина вернулась с работы, ее встретила новая дверь с другими замками. Все вещи и документы остались в квартире. Решать конфликт подъехали сразу два наряда — госполиции и самоуправления — но дверь ломать не решились. Вроде бы по закону Анна должна иметь беспрепятственный доступ к своему имуществу, но для этого требовалось испортить имущество хозяина дома — новую дверь…

Приехал прокурор, потребовал посмотреть документы — старички ему все отдали в оригиналах, а тот забрал и не вернул. Очень скоро старички умерли — сперва она, потом он…
- Юрий Соколовский

Не менее печальную историю Delfi рассказала Виктория Мурина, которая в 1986 году продала две квартиры советской постройки и расселила коммуналку на Стрелниеку ("устроила всем по однокомнатной квартире, которые они впоследствии приватизировали"), чтобы жить рядом с мамой, больной раком. "Мы с мужем сделали хороший ремонт, восстановили всю красоту старого жилья, — вспоминает Виктория. — Но в 1996 году появилась американская наследница. В архивах я выяснила, что она в 1937 году продала свою часть дома сестре, но суд этот аргумент не принял. После двух перепродаж в 2004 году хозяином дома стал Гинтс Гросфогелс, который сразу отключил отопление и заявил, что старые жильцы тут жить не будут. Потом лопнули трубы, "бомжи украли электропровода", затем на нас вылилось все содержимое канализации сверху.

Виктория Мурина
Foto: no privātā arhīva.
На фото: квартира Виктории Муриной через 10 лет после начала борьбы за справедливость.

На сегодня из удобств остался газ, а квартира пришла в жуткое состояние. Нам он предлагал компенсацию, которой было недостаточно даже для того, чтобы купить комнату. Четыре моих соседа умерло, не выдержав такой ситуации, пара получила квартиру в Дрейлини, некоторые все бросили и уехали. Сама я, потаскав дрова и воду от знакомой за углом, заработала инвалидность. Большинство квартир ушло с аукциона за долги. Наша пока нет. Суд постановил, что Гросфогелс обязан восстановить все удобства и выставлять мне счета. Ничего этого он не делает…"

Совсем жуткую историю вспоминает Юрий Соколовский: "Как-то ко мне обратилась пара старичков, которым было хорошо за 80 — в 1950-х годах власть выделила им сарай в Межапарке, который они перестроили в крохотный уютный домик, как у дядюшки Тыквы. Объявившийся в 90-х владелец сразу продал участок перекупщику, а тот сразу вырубил сад, с которого старички жили, и поставил у дома экскаватор… Приехал прокурор, потребовал документы — старички ему все отдали, а тот забрал и не вернул. Очень скоро старички умерли — сперва она, потом он…"

Виктория Мурина
Foto: no privātā arhīva.
На фото: температура в спальне Виктории Муриной.

"Мы это называем жилищный терроризм! — говорит глава Латвийской ассоциации жильцов денационализированных домов (ЛМИА) Наталья Елкина. В ее архиве множество подобных историй, одна другой кошмарнее. — Людей лишали основных коммунальных услуг — воды, канализации, тепла, муровали в собственных квартирах, сменив замки на дверях, или, наоборот, ставили новые замки, пока жильцы на работе, а вещи — на улицу. Я уж не говорю о моральных унижениях — доходило и до самоубийств. Случались и убийства. Как раз на днях Рижский окружной суд рассматривал дело об одном таком "смертельном выселении", котором обвинялся Янис Даугулис. Вот скажите, в чем эти несчастные жильцы так провинились?".

В 2010 году ЛМИА предложила латвийским политикам пройти туристический маршрут по местам выживания людей из хозяйских домов. Жильцы готовы были на время предоставить свои квартиры — пусть поживут. Акцией заинтересовались только журналисты. Наталья Елкина готова повторить предложение: "Уверена, что наших политиков с распростертыми объятиями примут, например, в доме на Бирзниека-Упиша. Там 18 семей живут даже без канализации".

Виктория Мурина
Foto: no privātā arhīva.
На фото: кухня Виктории Муриной, воду приходится носить от подруги, которая живет за углом.

Сама Наталья Елкина — типичный сапожник без сапог. Отстаивая права других, она сама уже почти 20 лет испытывает на себе все прелести денационализации в "хозяйской" квартире одной из центральных улиц Риги. Ее история как будто написана под копирку с предыдущих: канадский наследник, выключенное отопление, лопнувшие трубы, перепродажи дома оптом и в розницу. "Не забуду суд, на который вызвали мою соседку-блокадницу 92 лет. Предложенная ей арендная плата сильно превышала пенсию… — вспоминает Наталья. — Сейчас у нас очередной хозяин. Его якобы представитель, даже не показав документы, отключил холодную воду…"

Как допускают такой беспредел власти? По словам Елкиной, нынешнее законодательство не позволяет сурово карать нерадивых хозяев: "По нашим вызовам представители Арендной управы приходят, проводят обследования, составляют протоколы, передают в Административную комиссию, которая может принять решение о штрафе. Это все".

Недавно Елкина вернулась из Глазго с конференции по случаю 90-летия Международного союза нанимателей жилья (главный офис МСНЖ — в Стокгольме). В объединение входят более 60 стран, которые стараются, с учетом демографической и экономической ситуации, создать наиболее комфортные условия жизни гражданам своих стран. Чтобы арендные цены и условия соответствовали возможностям семей. Латвия в это объединение не входит. "Я рассказывала им наши истории — они отказывались верить, что такое возможно в Евросоюзе в 21-м веке", — рассказывает Елкина.

По ее сведениям, большинство постсоциалистических государств выделяли серьезные суммы на процесс денационализации: "Солидные фонды реституции создавались в Венгрии, Германии, Болгарии. В Литве к процессу денационализации допускали только граждан, постоянно проживающих в стране, также был разработан стройный механизм социальных гарантий по отношению к жильцам — им сразу давали компенсацию, на которую можно было переехать в другую квартиру, а если есть желание — остаться в своей, перезаключив договор. В Чехии, когда возвращали дома, людям предлагали квартиры в том же районе и выплачивали моральную компенсацию за переселение".

Единственное, на что сегодня могут претендовать латвийские обладатели советских договоров найма — место в специальном регистре очереди на муниципальное жилье. Да и оно положено лишь тем, кто не покидал "хозяйскую" квартиру, имеет низкий (чуть выше минимального) уровень дохода и не владеет никакой другой недвижимостью. После индексации пенсий некоторые пенсионеры теряют заветное место из-за лишней пары центов. При этом очередь сегодня продвигается крайне медленно: если до кризиса город активно строил муниципальное жилье (правда, жить в нем можно, пока не умер — по наследству не передать и не продать), то сейчас — лишь социальное, с маленькой площадью.

Денационализация в будущем: хозяевам — по-европейски, а жильцам?

Сегодня Министерство экономики разрабатывает новый Закон о найме жилья. Хозяева жилья ждут его с нетерпением, жильцы денационализированных домов — с ужасом.

"Одна попытка ввести новый Закон, разработанный в Минэкономики, уже была в 2014 году, — рассказывает Юрий Соколовский. — Но тогда перед выборами в Сейм депутаты побоялись идти на непопулярную меру. Тем более что к тому моменту Конституционный суд подтвердил соответствие Сатверсме 8-й статьи Закона о найме — в случае смены собственника договор аренды остается обязательным и для нового владельца. В проекте нового Закона эту норму хотели отменить".

Власти хотят прийти к 100-летию Латвии чистыми и пушистыми и без советского наследия... Но люди, которые прошли настоящий концлагерь, молчать не будут…
- Наталья Елкина

По мнению Соколовского, новый, более современный и приближенный к реалиям Евросоюза Закон о найме, который бы четко регулировал отношения жильцов и хозяев в условиях рыночной экономики, назрел давно: "Плохо то, что под шумок Минэкономики хочет поставить жирную точку в некрасивой истории с "хозяйскими" домами, не решив за четверть века, как помочь пострадавшим. Ведь далеко не все, кто не попал в очередь на муниципальное жилье, могут купить себе новую квартиру или даже арендовать ее по рыночной цене. Скажем, человек с зарплатой 450 евро не в состоянии себе этого позволить. Куда ему деваться?"

Кроме всего прочего, в новом законопроекте есть пункт о том, что, если умирает человек, на имя которого заключен договор найма, то проживающие с ним члены семьи не могут требовать перезаключить договор на тех же условиях. "В итоге, если умрет пожилой человек, на которого составлен советский договор, его дети-внуки должны будут договариваться с новыми владельцами по новой. И кишки от скелетов в шкафах денационализации потянутся снова. Людям предлагают начать жить с чистого листа, только вот лист — грязный, а другого им никто не предложил. Нельзя одновременно устанавливать новые правила и заметать под ковер старые проблемы", — полагает Соколовский.

Не скрывает возмущения и Наталья Елкина: "Власти хотят прийти к 100-летию Латвии чистыми и пушистыми и без советского наследия. Но никаких денег под это выделять не намерены, извиняться перед людьми — тоже. Все делают вид, что жильцы сами должны все как-нибудь решить и рассосаться. Но эти люди, которые прошли настоящий концлагерь, молчать не будут…"



maksim_kot: (бархан-кот)
Суд: бывшие рижские омоновцы виновны в убийстве на КПП Мядининкай в 1991 годуВ пятницу Вильнюсский окружной суд признал трех бывших советских омоновцев виновными в убийстве литовских должностных лиц на КПП Мядининкай в 1991 году. Они осуждены на пожизненное заключение.

"Обвинения полностью подтвердились", — заявила судья Йоланта Чяпукене.

Граждане России Андрей Лактионов, Чеслав Млынник и Александр Рыжов признаны виновными в убийстве гражданских лиц — сотрудников полиции и таможни, это преступление было квалифицировано как преступление против человечности. Суд удовлетворил иск Генпрокуратуры и присудил подсудимым выплатить государству 653 850 евро ущерба. Также присуждены стотысячные иски в пользу близких убитых.

Обвинительный приговор оглашает без присутствия обвиняемых, поскольку они не участвуют в заседаниях в Литве.

Россия в этом вопросе не сотрудничает с Литвой, и не соглашается выдавать своих граждан. Литовские законы в определенных случаях позволяют рассматривать дела без присутствия обвиняемых.

Приговор не является окончательным — он может быть обжалован в течение 20 дней в Апелляционном суде Литвы.

Защитники просили оправдать обвиняемых, если их вина не будет доказана, а если и будет, то при признании виновности избрать более мягкое наказание, чем предлагают прокуроры. Герпрокуратура просит признать всех обвиняемых виновными и наказать их пожизненным лишением свободы.

Предлагая наказание гособвинитель, прокурор Саулюс Вярсяцкас заявлял, что должностные лица на КПП в Мядининкай были убиты во время продолжавшейся военной агрессии, омоновцы нарушили законы и обычая войны, осуществили преступления против мира и человечности, входящие в юрисдикцию Нюрнбергского трибунала.

По словам Вярсяцкаса, хотя в то время в Литве не была предусмотрена ответственность за преступления против человечности, уже действовали нормы международного права, предусматривающие ответственность за подобные преступления. Обвиняемые точно знали и осознавали политику, осуществляемую Советским Союзом.

Согласно материалам дела, глава Рижского ОМОНа Млынник дал приказ напасть на КПП в Мядининкай, а Лактионов и Рыжов этот приказ выполнили в соответствии с советской политикой.

Дело было передано в суд в декабре 2013 года.

Это второе дело, связанное с этим преступлением и попавшее в суд. Пока в связи с убийствами в Мядининкай осужден один человек — весной 2011 года Вильнюсский окружной суд осудил гражданина Латвии, бывшего омоновца Константина Михайлова (Никулина) на пожизненное заключение.

Михайлов подал жалобу в Апелляционный суд, суд в феврале ее отклонил и приговор вступил в силу.

Признать трех омоновцев подозреваемыми и передать дело в суд стало возможным, когда в декабре 2010 года были приняты поправки к Уголовно-процессуальному и Уголовному кодексам о применении уголовной ответственности за преступления против человечности и военные преступления. Эти поправки предусматривали возможность завершения досудебного расследования без участия подозреваемых в процессе.

В ночь 31 марта 1991 года при нападении омоновцев на КПП Мядининкай на границе между Литвой и Белоруссией были убиты сотрудники Литовской полиции Миндаугас Балавакас, Альгимантас Юозакас, Юозас Янонис, Альгирдас Казлаускас, и таможенники Станисловас Орлавичюс, Антанас Мустейкис и Ричардас Рабавичюс (последний 2 августа скончался в больнице).

http://rus.delfi.lv/news/daily/criminal/sud-byvshie-rizhskie-omonovcy-vinovny-v-ubijstve-na-kpp-myadininkaj-v-1991-godu.d?id=48091655


Профиль

maksim_kot: (Default)
maksim_kot

April 2017

M T W T F S S
      1 2
3 4 56789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Тэги

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 14:34
Powered by Dreamwidth Studios